Питание по шелтону

Питание по шелтону

Глава 16. Главная ошибка Герберта Шелтона – раздельное питание. Особенно для России и Японии

О раздельном питании, кажется, знают все. Из опрошенных автором знакомых и не очень знакомых людей не оказалось ни одного, не знающего о раздельном питании по Шелтону. У многих есть его книги на эту тему. Да что там книги! Существуют школы раздельного рационального питания. Вот газетное описание одной из таких десятидневных школ: «В это раз они пришли в школу как ученики. Педагоги с немалым стажем сели за парты, чтобы познать азы раздельного питания. Все они такие разные: кто со скептической улыбкой и недоверием, кто с надеждой и верой в чудо, кто просто из любопытства, молодые и пожилые, полные и худые, больные и здоровые. И начался этот необычный урок, точнее ликбез.

Школа раздельного рационального питания…» («Туркменская искра», 10.03.92).

Типичная для нашего времени картина: один, не знающий дела, но уверенный, что знает его, учит многих… своему незнанию.

Заголовки, эпиграфы газетных и журнальных статей ошеломляют неподготовленного читателя: «Мы есть то, что мы едим (неизвестное об известном)»; «Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить» (Сократ) и т.д. и т.п. Все это обрушивается на читателя с целью привлечь его на сторону раздельного питания. А зря!

Автор приобрел две работы Г.М. Шелтона «Правильное сочетание пищевых продуктов» и «Голодание спасет вашу жизнь» в сборнике «Есть чтобы жить, а не жить чтобы есть» («Коллаж», Киев, 1994). В сборнике опубликованы работы только мировых американских авторитетов диетологии: Шелтона, Джарвиса, Уокера, Брэгга. Все это очень впечатляет и очень… оглупляет! Особенно фантастически некорректные заявления Н.В. Уокера («Сырые овощные соки») о роли ферментов (энзимов), но не тех, которые вырабатываются в организме человека и обеспечивают все пищеварительные процессы в нем, а тех, которые поступают в организм извне с семенами и ростками растений («основа жизни!»). Это в стиле «фермента из ананасов», о котором говорилось выше. Или заявления Уокера о существовании органической и неорганической щавелевой кислот и превращении одной в другую. Заодно и яблочной, и лимонной органических и неорганических кислот и их превращениях. Даже американец Дж. Роут («Химия XX века», 1966) не знает таких неорганических кислот, в наших учебниках и справочниках по химии таких неорганических кислот не значится. А ведь наши химики тоже не лыком шиты!

Газеты захватывают читателя, не давая ему одуматься: «Не одно поколение ученых мужей билось над проблемой питания. Что есть и как? В чем сереет здоровья, молодости и красоты? Сотни томов посвящены этим волнующим вопросам, а люди здоровее не становятся. Наоборот…»

«Мы не умеем жить, не знаем возможностей своего организма – это утверждение, кажется, уже не может никого удивить. А вот то, что мы неправильно питаемся, признаться, шокировало. Предвижу ликующие возгласы читателей: «Конечно, неправильно! Жизнь стала дорогой, не все можно себе позволить, не всегда есть мясо в доме!» А вот именно его нам и не нужно. Вреда от него, оказывается, куда больше, чем пользы. Особенно в сочетании с другими привычными, но взаимоисключающими друг друга продуктами: хлебом, картофелем».

Вот это уже оглупление по Шелтону и дальше Шелтона! Однако в приведенной цитате содержаться, как это выясниться ниже, истоки и суть раздельного питания. Они вовсе не связаны с исключением мяса из рациона, а совсем наоборот, оказывают помощь тем, кто привык систематически объедаться мясом и не хочет расставаться с этой вредной привычкой.

Суть раздельного питания Г. Шелтона такова: для переваривания белков (мяса, рыбы, птицы) необходима кислая секреция желудка; для переваривания углеводов (хлеба, круп, сахара) необходима щелочная среда. Зелень, фрукты легко перевариваются организмом в любой среде, поэтому они совместимы как с белками, так и с углеводами. По причине разной среды переваривания белки не совместимы с углеводами. Если эти продукты употребляются в пищу вместе, то часть их не переваривается.

Нельзя, к примеру, есть мясо с картофелем. Сначала следует съесть мясо и только через какое-то время – картофель. Таким образом, достигается безгнилостное пищеварение и исключается самоотравление.

Совершенно очевидно, что подобные доводы в пользу раздельного питания не имеют под собой никаких научных оснований. Имеет место дремучее представление о процессах, протекающих в желудочно-кишечном тракте. Теперь нам особенно полезны научные сведения об этих процессах, приведенные выше.

Кислая среда и ферменты желудочного сока не переваривают мясо, рыбу, птицу в желудке, а только готовят белковую пищу к последующему перевариванию ее, которое позднее происходит не в кислой, а в щелочной среде тонкого кишечника. Основное переваривание углеводов происходит, действительно, в щелочной среде тонкого кишечника (то есть там же, где и основное переваривание белков), а кислая среда желудка прекращает начавшееся во рту переваривание углеводов, и пребывание в кислой среде оказывается для углеводов как бы вынужденным и бесполезным для этого процесса этапом.

Но на замене кислой среды на щелочную после выхода из желудка всякой пищи (и белковой, и углеводной) основан весь механизм действия важнейшего узла желудочно-кишечного тракта – привратника. Кроме того, природа в ходе эволюции не пошла по пути создания для человека двух отдельных пищеварительных трактов (белкового и углеводного), она создала изумительный по красоте «конструктивных» решений пищеварительный тракт человека, тракт единый, белково-углеводный. Расхваливаемые Шелтоном зелень и фрукты – это тоже углеводы и белки, изначально соединенные вместе. С точки зрения раздельного питания, зелень и фрукты следовало бы объявить верхом недозволенно, но у него здесь все наоборот. Можно подумать, что Шелтон работал на фирмы, распространяющие зелень и фрукты.

Особенно важно, что природа не могла обеспечить человеку постоянства состава питания. В историческом плане белковые периоды питания (например, первобытные люди одолели мамонта) сменялись углеводными (растительными) периодами. Наши предки в любой момент времени должны были питаться любой пищей, белковой или углеводной, при любом сочетании белков и углеводов – таковы исторические условия развития человека и его пищеварительной системы. Современные люди унаследовали эту особенность пищеварительной системы. И эта ее белково-углеводная универсальность допускает определенные научно обоснованные рекомендации по улучшению работы такой системы, но не допускает кустарных переделок по Шелтону!

Таким образом, утверждения о необходимости разной среды переваривания для белковой пищи (кислая среда) и углеводной пищи (щелочная среда) исключительно некорректны. Этого не мог не знать доктор медицины и восьми других наук Г.М. Шелтон. Обязан был знать! Тогда в чем же дело?

Раздельное питание по Шелтону

Как могла родиться сама мысль о раздельном питании?

Все дело в экспериментальном характере американской медицины. Экспериментальным путем найденное Шелтоном раздельное питание дало очевидные полезные результаты при лечении больных. И это тоже факт! Но факт этот не понят ни самим Шелтоном, ни его поклонниками.

Теперь мы с вами, уважаемый читатель, просто обязаны разобраться в том, что осталось не понятым Шелтоном и его приверженцами, мы должны внимательно исследовать суть раздельного питания.

Итак, что в теории раздельного питания самое важное? Это постоянно и многократно повторяемая мысль о несовместимости мяса с хлебом и картофелем. Все остальные варианты несовместимости разных продуктов питания второстепенны, не столь принципиальны, как несовместимость мяса с хлебом и картофеля. Это самое главное в теории раздельного питания.

Когда один из специалистов написал: «Привычка настолько затмила мышление исследователей, что они не смогли порвать с диетой, включающей одновременно хлеб, мясо и картофель». Шелтон возразил: «Но гигиенисты не настолько робки. Они не погрязли в традициях и отживших привычках и давно отказались от диеты мясо-хлеб-картофель».

Нет никаких сомнений, что несовместимости мяса с хлебом и картофелем не только не существует, но для миллионов людей это самое здоровое и полезное сочетание продуктов питания, проверенное многими десятилетиями здоровой жизни отдельных людей на протяжении столетий жизни многих поколений.Ясно, что разговоры о несовместимости мяса с хлебом и картофелем теоретически абсурдны. Но почему разъединение в питании мяса и углеводов облегчало положение пациентов Шелтона?

Да кто же они такие, эти пациенты Шелтон, которым полезно раздельное питание? В чем их отличие от обычных людей во многих странах? На этот самый важный сейчас для нас вопрос Шелтон не оставил ответа. Но у нас есть выход. Прекрасное описание тех, кто только и мог быть очевидными пациентами Герберта Шелтона, мы находим у Поля Брэгга в его знаменитой книге «Чудо голодания»: «Я воспитывался на юге, в Вирджинии. Питался ужасно. Девяносто процентов пищи готовилось на сковородке: жареные цыплята, жареная ветчина, бекон, картошка, свинина и жареное мясо всякого рода. Я ел густые сметанные подливки, крем, бисквиты и огромное количество пирожков, пирожных и варенья… Чаще всего мое состояние было далеко от того крепкого здоровья, которое я унаследовал от предков».

Так вот, мы смеем утверждать, что пациентами Шелтона, которым помогало раздельное питание, были люди обеспеченные (бедные люди так не живут), питавшиеся подобно молодому Полю Брэггу, его родителям и членам их семьи.

Главной особенностью этих пациентов было изобилие мясных продуктов в их рационе. Повторяем, это самое главное! Убедить таких пациентов отказаться от изобилия мясных продуктов в ежедневном рационе и от изобилия самого рациона очень трудно. Это сделал для себя Поль Брэгг. Это же он пытался внушить своим пациентам. Герберт Шелтон тоже пропагандировал ограничение рациона, даже голодание, но, видимо, не очень успешно. Ниже мы приведем откровенный «крик души» Шелтона по этому поводу. И вот Гербер Шелтон экспериментальным путем обнаружил, что таким пациентам (много мяса в рационе, изобильный рацион вообще) помогает раздельное питание.

При совместном употреблении мяса с хлебом, картофелем часть продуктов не переваривается. Раздельным питанием Шелтон добивался более полного переваривания. Но более полного переваривания чего? Мяса или хлеба с картофелем?

Однако мясо не может мешать перевариванию углеводов. Присутствие мяса в желудке вместе с углеводами уменьшает закисление углеводной пищи, часть кислого содержимого желудка отвлекается на обработку мяса. В дальнейшем, уже в двенадцатиперстной и тощей кишках, это облегчит переваривание углеводов, так как они быстрее ощелочатся. Значит, это не мясо мешает перевариванию углеводов (хлеб, картофель), а совсем наоборот. Только углеводы могут мешать перевариванию мяса.

Читатель вправе возмутиться: с каких это пор углеводы мешают перевариванию мяса? В каких условиях это возможно?

Да, уважаемый читатель, для тех, кто не знает ограничений в мясе и в самом рационе, и может позволять это себе постоянно, для этих людей углеводы могут мешать, но не непосредственно перевариванию мяса в тонком кишечнике, а подготовке мяса в желудке к последующему перевариванию в тонком кишечнике. Соответственно, позднее, в тонком кишечнике такое мясо (в щелочной среде) хуже переваривается, подвергается гнилостным процессам.

Так вот, Гербер Шелтон экспериментально нашел способ улучшить здоровье этих людей (не большинства обычных людей!), практически не уменьшая их изобильного по мясу рациона, сохранив привычный для богатых американцев (особенно южных штатов) рацион. Эти американцы не стали при этом здоровыми в полном смысле этого слова. Но им стало лучше, гниение белкового химуса в кишечнике прекратилось или хотя бы уменьшилось.

В самом деле, в среднем за сутки в желудок выделяется около 2 л желудочного сока. При четырех приемах пищи в день после каждого приема пищи примерно 0,5 л желудочного сока в течение нескольких часов обрабатывают содержимое желудка. Если в желудке только 0,5 кг мяса, то 0,5 л желудочного сока обрабатывают только эти 0,5 кг мяса. Если же в желудке окажутся 0,5 кг мяса и какое-то количество хлеба или картофеля, то хлеб и картофель отвлекают на себя желудочный сок и мясо обрабатывается для последующего переваривания меньшим количеством желудочного сока, а значит, обрабатывается хуже, и в тонком кишечнике часть мясного химуса может оказаться непереваренной. Это возможно при одном важнейшем условии: мяса в желудке всегда должно быть много.

Но даже если допустить, что мяса в желудке всегда много, правильно ли поступал Шелтон, применяя раздельное питание? На этот вопрос может быть только отрицательный ответ! Необходимо снижать количество белков в рационе от «беспредельного» количества, как у пациентов Шелтона, до рациональной нормы, обеспечивающей защиту организма от атеросклероза, т.е. до нормы определяемой физиологическими особенностями организма. Выше, в суточном рационе в 2500 ккал, нами было рекомендовано 100 г белков. Для богатых фермеров Вирджинии это смехотворно мало! Но именно это и следовало делать. При этом вся затея с раздельным питанием сразу же оказывается бесполезной, так как организм человека превосходно переваривает норму белков (и даже больше нормы) и углеводов при совместном их употреблении.

Но раздельное питание, как мы покажем ниже, оказывается еще и вредным, поскольку нарушает ту самую белково-углеводную универсальность пищеварительной системы человека, о которой говорилось раньше.

Раздельным питанием Шелтон облегчал положение неисправимых мясных обжор.

Не понимая этого, наши отечественные поклонники раздельного питания одурманивают не знающих мясных излишеств людей своими школами раздельного питания, уроками знатоков биоэнергетических проблем, многочисленными статьями на эту тему.

Опустимся на реальную диетологическую почву России и Японии. «Аргументы и Факты» (№47, 1987) приводят данные («Языком цифр») о потреблении мяса и мясопродуктов в пересчете на мясо (включая сало и субпродукты в натуре) в 1986 году на душу населения:

США

Франция

ФРГ

СССР

Япония

120 кг

106 кг

101 кг

62кг

38 кг

Вывод прост, уважаемый читатель: абсолютному большинству жителей России и Японии при сложившемся уровне потребления мяса в этих странах (ниже биологически обоснованной нормы) невозможно получить того облегчения состояния, которое получал Шелтон, практикуя раздельное питание у многих американских неисправимых мясоедов. Только потому, что практически в России и Японии нет «белковой базы» для деятельности лечебниц раздельного питания по типу организованной Шелтоном в США.

В России и Японии раздельным питанием можно увлекаться только при диетологической неграмотности или от большого безделья. Да и для мясоедов Америки, думается, нужен другой путь к здоровью, но уж никак не раздельное питание по Шелтону.

А вот и откровение самого Шелтона, прямо адресованное его пациентам из числа неисправимых любителей мяса: «Когда… люди пытаются перейти на новую диету, мы говорим, чтобы они принимали только такое количество пищи, какое требует организм. Но это может иметь такой же результат, как если советовать не мокнуть под дождем тому, кто стоит под ним».

То ли знания, то ли сама жизнь заставляли Г.М. Шелтона оправдываться перед своими читателями: «Читатель должен понять, что я не возражаю против разнообразия пищи. Наоборот, считаю, что нужно это разнообразие. Я только подчеркиваю вред распространенной практики потреблять все это разнообразие пищи в одни прием».

И в то же время Шелтон пишет: «Соответствующим образом приготовленная разнообразная еда гарантирует лучшее питание, чем однообразная».

Остается только удивляться: неужели это тоже Шелтон? Это, скорее, по И.П. Павлову. Но это тоже Шелтон!

Наконец, мы полагаем, что никто в России и Японии не воспринимает раздельное питание по Шелтону как способ из 100 г мяса получить столько же белка, сколько обычные люди получают из 200 г мяса.

Теперь о прямом вреде раздельного питания по Шелтону. Оно не только вносит много неудобств в жизнь людей, но и вырабатывает при систематическом применении условные рефлексы, обеспечивающие мясные и углеводные приемы пищи в определенное время соответствующим ферментным содержанием пищеварительных соков. Стоит только нарушить строжайший порядок в режиме питания, и результат может быть тяжелым. Именно это произошло с известным авиационным моторостроителем академиком А. Микулиным, большим любителем сомнительных новшеств (встряхивания организма, заземление домашней обуви и т.п.). Два года он приучал свой организм к раздельному питанию по белкам и углеводам. Однажды этот режим был нарушен обычным смешанным питанием. Организм ответил выработанным условным рефлексом, и академика увезла машина «скорой помощи».

У обычных людей ответ на пищу бывает соответствующим по ферментному составу, типу, виду, запаху пищи. При раздельном питании в часы приема белковой пищи нельзя принимать углеводную, в часы приема углеводной пищи нельзя принимать белковую. Опасно! У Шелтона в его лечебнице, видимо, был установлен очень твердый порядок. После выписки из лечебницы нарушители порядка снова попадали, скорее всего, к Шелтону. Так создавался миф о «невозможности жить без раздельного питания». Образцово организованный бизнес на диетологической неграмотности людей.

Нормальный человек должен быть готов к любому меню при каждом приеме пищи. Это эволюция, это наша сущность. А как быть с раздельным питанием по Шелтону? Необходимо понимать и помнить, что в ряду многих ошибок Герберта Шелтона раздельное питание – главная ошибка. И не следует ее повторять.

В одном из «Уроков Юрия Андреева» («Санкт-Петербургские ведомости», 16.03.95) делается попытка объявить академика И.П. Павлова основоположником раздельного питания на том основании, что И.П. Павлов доказал изменение ферментного состава пищеварительных соков при изменении вида, состава, запаха пищи. Ю. Андреев даже предъявляет претензию Шелтону по этому поводу. Доказательства И.П. Павлова идут вразрез с положениями раздельного питания, и «патриотизм» Ю. Андреева в данном случае незаслуженно унижает научное наследие великого физиолога.

У раздельного питания по Шелтону есть еще одна сторона вопроса – переход от смешанного питания на «новую, здоровую» практику питания. Г.М. Шелтон: «На основании многолетнего опыта я убедился, что наиболее легким путем перехода от старой, нездоровой практики питания к новой, гигиенической, здоровой является голодание».

Читатель, вероятно, обратил внимание на тот факт, что в этой книге нет ни одной рекомендации использовать для худения так часто навязываемое полным людям голодание. Это принципиальная позиция автора. Доказательства неприятия голодания в целях худения изложены автором в уже упоминавшейся книге «Новое понимание сахарного диабета» (издательство «Лань», Санкт-Петербург, 1997). Глава 5 этой книги называется «Главная ошибка Поля Брэгга – голодание!». В ней излагается позиция автора, повторять которую здесь нецелесообразно. Можно только добавить, что Герберт Шелтон в своей работе «Голодание спасет вашу жизнь» (что само по себе абсурдно) обещает худение (необезвоживание, а именно худение!) на 2,5 фунта ( 1 фунт =409, 5 г ), т.е. более чем на 1 кг в сутки. Читатель ухе хорошо знает, что этого не может быть.

Г. Шелтон, говоря о целях (причинах) голодания, пишет: «…Цель самая важная – очищение организма».

«Ничто, известное человеку, не может сравниться с голоданием как средством усиленного очищения крови и тканей от шлаков». Это заявление Шелтона в высшей степени некорректно. Именно голодание чрезвычайно засоряет кровь кислыми продуктами вынужденного при голодании жирового метаболизма, не обеспеченного при этом инсулином (ацидоз). Темный цвет и очень резкий запах мочи при голодании Г. Шелтон считает «одним из доказательств, что почки во время голодания заняты выделением необычайно большого количества отбросов обмена веществ. Это положение подтверждается повторными исследованиями мочи». Осталось только честно признать, что эти отбросы и созданы голоданием. До голодания их в организме не было!

Раздельное питание по Шелтону

Диета Шелтона предложена американским диетологом Х. Шелтоном, который считает, что пищеварительная система человека не приспособлена к одновременному перевариванию нескольких различных продуктов. Он называет несочетаемые и сочетаемые продукты и дает рекомендации по перестройке режима питания. Большинство продуктов Х. Шелтон рекомендует употреблять раздельно. В первый прием, например, только рыбу, во второй – только фрукты. Разные продукты, по мнению Х. Шелтона, мешают друг другу усваиваться организмом.

Раздельное питание по Г. Шелтону

Некоторые рекомендации американского диетолога вполне оправданы, если речь идет о питании людей с заболеваниями органов пищеварения. Такие люди могут не переносить, например, молоко или какие-либо другие продукты и их сочетания. Тогда диета Шелтона даст вполне благоприятный эффект.

Большинство же наставлений Шелтона недостаточно обосновано. Например, он не рекомендует сочетать молоко с другими продуктами. Между тем молоко хорошо сочетается, к примеру, с гречневой кашей.

Однако нельзя не согласиться с рекомендуемыми Шелтоном наиболее удачными сочетаниями, например, кашу есть с маслом, а жирную пищу с овощами (овощи, обладая сокогонным действием, стимулируют выработку пищеварительных соков, желчи и тем самым облегчают переваривание жирной пищи, кроме того, овощи содержат некоторые витамины, растворимые лишь в жирах и, следовательно, потребление овощей с жирами будет способствовать усвоению этих витаминов организмом).

Раздельное питание по Шелтону означает, что белковые продукты не следует употреблять с углеводами, так как при этом увеличивается нагрузка на поджелудочную железу; кислые фрукты и ягоды не рекомендуется употреблять с молоком и творогом, так как при этом задерживается выделение желудочного сока. Следует отметить, что желательное и нежелательное сочетание продуктов действительно существует. Однако для человека, так же как и для животного, характерно свойство выбирать еду, которая соответствует его обмену веществ. При виде еды, даже многокомпонентной, уже через 15 – 20 минут в организме человека выделяются необходимые для ее переваривания ферменты.

Что следует знать о раздельном питании?

Разобьем продукты питания на три класса: белки, углеводы, живые продукты. Есть еще и жиры. Данная классификация, конечно, не строго научная, но в обычной повседневной жизни ее вполне достаточно. Пища бывает плотная, менее плотная и легкая. Плотная всегда оставляет отходы, легкая никогда. С этих позиций можно определять многие болезни как отравление организма отходами плотной пищи.
Белки расщепляются организмом в желудочно-кишечном тракте реактивами кислотного состава, углеводы – щелочного, живые продукты могут сами себя переваривать. Что обычно имеется в виду под теми или иными продуктами в обиходе?
Белки: мясо, рыба, яйца, грибы, бобовые, баклажаны, орехи, семечки, фасоль, молоко, сыр, творог.
Углеводы: хлеб, картофель, крупы, сахар, варенье, чай с сахаром.
Живые продукты: зелень, фрукты, сухофрукты, свежие соки, ягоды, сухое вино, все овощи, кроме картофеля.

Совместимость продуктов питания

Краеугольным камнем в науке раздельного питания является совместимость пищевых продуктов. Неправильное совмещение приводит к невероятным результатам. Разрушается энергетическое поле органов, наносится удар по иммунной системе организма, очень тонко и подло блокируется высшая, нервная деятельность мозга. По сути дела – это полевое заражение негативными энергетиками, образующимися при контакте несовместимостей.
Подобное наблюдается и в жизни, и в питании. Несовместимое всегда создает зло, совместимое – добро. Несовместимость продуктов питания вызывает большую половину заболеваний на Земле, среди которых и рак.
Об этом в свое время писали все гении и, в частности, еще Ибн Сина (Авиценна) в «Трактате по гигиене» говорил о необходимости разделения различных продуктов питания во времени. К сожалению, до сих пор его призывам не вняли многие наши медики. Обычные люди тем более, так как часто лишены необходимой информации на этот счет. А ведь за последние годы многие в стране могли познакомиться с книгами, где пропагандируется учение Г. Шелтона, врача-гастроэнтеролога, физиолога, диетолога, основного разработчика практики раздельного питания.

Люди у нас по-прежнему едят одновременно абсолютно несовместимые продукты. Например, ветчину или колбасу с булкой или хлебом.
Разделение – очень важный духовный процесс. В духовном мире им занимается Архангел Михаил. Разделяя продукты по совместимости, мы помогаем ему в этой работе. Особенно опасно смешивать несовместимые продукты людям с больным желудком, ослабленной печенью, почками, слабой селезенкой, склонным к язвенным заболеваниям, страдающим твердым стулом или, наоборот, склонным к послаблению, людям с плохой кровью, невротическими проблемами, тем, кто чувствует постоянную нехватку энергии. К сожалению, именно они наиболее злостные нарушители правильного питания. А те, кто занимается духовными практиками или ищет свой духовный путь, ничего не достигнут, пока не решат правильно эту проблему.
Теперь взгляните на таблицу совместимости продуктов по Г. Шелтону и рекомендациям других диетологов. Она сразу же дает представление о том, что можно и что нельзя смешивать. Понятно, за один раз вы все не запомните, да и зачем, гораздо лучше все это осваивать в процессе приготовления еды. Посему перерисуйте эту таблицу и повесьте ее на видном месте прямо на кухне.

Правила раздельного питания по Шелтону

Первое правило диеты Шелтона. Есть белковую и углеводистую пищу нужно всегда в разное время. Почему возникла такая точка зрения у специалистов? Дело в том, что легко переваривая отдельно крахмал или белок, наш желудок не в состоянии качественно переваривать их вместе. Ведь в желудке постоянно существует кислотно-щелочное равновесие двух «желудочных партий». Углеводам необходима щелочная среда, а белкам — кислотная. Щелочную среду создает в основном птиалин слюны, кислую — пепсин. Если их смешать вместе, возникает хаос, неуправляемые сгустки энергии. Все то, что создает хаос, разрушает иерархию в организме, человеке, мироздании, разрушает вселенский порядок. Поэтому союз крахмала и белка, то есть бутерброда с колбасой или мяса с картошкой, создает в организме среду абсурда, в которой возникают неперевариваемые вещества, возникает питательная основа для негативных энергетик низшего астрального и ментального плана. Затем эта нечисть сползает в физический план жизни, на наши органы.
Кстати, нередко воспаление небных миндалин (ангины) у детей возникает из-за частого кормления их хлебом, сладкими пирожками и другой пищей, от которой появляются запоры, поносы и различные аллергические высыпания. Все это, особенно аллергия, — белковое отравление.
Итак, мясо, яйца, сыр, творог, орехи едят вначале, затем через некоторое время съедаются крахмалистые продукты, но лучше не есть их вообще в этот прием пищи.
Второе правило диеты Шелтона. Есть белковую пищу и кислоты нужно тоже в разное время. Это означает, что нельзя есть мясо, рыбу, яйца с овощными салатами, в которых в качестве приправы использовался лимонный сок, майонез или уксус. А какое мясное блюдо у нас нынче не подается именно с этими продуктами? Результат будет такой же, когда мы едим колбасу с хлебом или мясо с картошкой.
Третье правило диеты Шелтона. Один вид белка в один прием пищи. Мясо не запивают молоком. Вы можете возразить: и мясо, и молоко — белковые продукты! Увы, белок белку рознь! Для переваривания разных белков требуются разные виды желудочного сока. А самое главное, наиболее нужный вид желудочного сока, участвующий в переваривании молока, выделяется в последний час процесса пищеварения, а мяса — в первый. Поэтому при одновременном употреблении этих продуктов в желудке опять наступает хаос. Недопустимо употребление молока с яйцами, мяса с сыром, мяса с орехами и т. д. Но вполне нормально сочетание мяса с мясом, сыра с сыром.
Четвертое правило диеты Шелтона. Ешьте углеводистую пищу и кислоты в разное время. Разберем сочетание каша — кислые фрукты, картофель — салат с майонезом. Увы, кислоты во фруктах и уксус в майонезе полностью парализуют действие птиалина, то есть прекращают слюнное пищеварение, а следовательно, прерывают переваривание крахмала, и последний попадает в организм так, как будто его просто проглотили. За него вынуждены браться желудок и поджелудочная железа. Это явное нарушение закона целесообразности. Кроме того, не следует забывать, что желудок выполняет определенную психическую работу, в частности, переваривает события и ситуации. И немудрено. Ибо в желудке проходят практически все биоэнергетические меридианы, в том числе и отвечающие за эмоции. Кстати, аналогичную работу выполняет и поджелудочная железа. Поэтому неправильное, нерациональное сочетание продуктов отвлекает их от самого главного.
Пятое правило диеты Шелтона. Ешьте белковую и углеводистую пищу в разное время с сахаром. Почему? Белковая или углеводистая пища поступает в желудок и там начинает перевариваться. Сахар же переваривается не в желудке, а в кишечнике. У каждого продукта свое место, своя планета, свой микромир. Но с кем поведешься… В компании белка и крахмала сахар не может попасть в кишечник и вынужден довольно долго находиться в желудке, нервируя его, вызывая неудовольствие в виде брожения. Нельзя по этой причине употреблять кашу с сахаром, хлеб с изюмом, печенье с молоком. Любой торт — это, так сказать, «неправильный торт». Это всегда смесь сахара со сладкими фруктами, сливками, яйцами и мукой. Такой торт может сделать любой человек, независимо от уровня сознания, по рецептуре.
«Правильный торт» — это мудрое сочетание продуктов, которое принесет человеку пользу. Его приготовление требует знаний, ума, умения, большого желания создать действительно великолепный торт, наполнить его, кроме пищевых компонентов, энергией любви, добра, мудрости. Такой торт насыщает не только физическое тело человека, но и его «тонкие тела». Поэтому пусть «неправильный торт» будет уделом нечастых визитов к друзьям, а дома нужно готовить совсем другие блюда и в гостях упомянуть о рецептах настоящей человеческой пищи.
Шестое правило диеты Шелтона. Жиры стараемся не употреблять ни с одним из видов белковой пищи. Жирное мясо лучше дополнять большим количеством зелени и сырых зеленых овощей. Вообще жиры нужны человеку как источник определенного вида энергии. Их можно разделить на две категории: жиры насыщенные, животного происхождения, и жиры ненасыщенные, растительные. Когда жир бросают на сковородку и жарят на нем что-нибудь, он превращается в ядовитое или, в редких случаях, нейтральное соединение.
Надо помнить, что жиры мало совместимы с белками и углеводами и хорошо совместимы с живыми продуктами. Кроме того, использовать промышленные синтетические и гидрогенизированные жиры нельзя! Это верное зло, но приятное на вкус и поэтому легко потребляемое.
Одно из негативных последствий использования такого Жира — закупорка кровяного русла. Кроме того, постоянно приготовляемая на нем пища обязательно способствует увеличению массы тела со всеми вытекающими отсюда последствиями. Идея жира — большая концентрация определенных свойств — проявляется, разумеется, не только в кулинарии. Недаром говорят: тебе слишком жирно будет. Поэтому в обычной жизни жир препятствует ее гармонии.
Растительное масло. Сейчас его очень часто продают в пластмассовых бутылках. После открывания немедленно следует перелить его в стеклянную посуду, так как пластмасса, соединяясь с воздухом, образует синтетический продукт, который, попадая в масло, способен отравлять его. Лучше всего любое подсолнечное масло перелить в темную бутылку. Нерафинированное значительно полезнее рафинированного. Надо знать некоторые особенности, связанные с маслом. Чем больше в нем осадка, тем оно полезнее. Лучше масло светлое, так как темное получается обычно из пережаренных семечек.

Седьмое правило диеты Шелтона. Молоко, яблоко, арбуз — отдельная еда. Не ешьте их ни с чем, особенно это правило касается дыни. В противном случае вы просто уничтожаете хороший продукт.
Восьмое правило диеты Шелтона. Запомните все продукты, вредные для нашего организма: рафинированный сахар; острые приправы; уксус, горчица; лимонная кислота, соления, копчения; все колбасы; любая ветчина; жареные блюда; жирные мясные продукты; свинина (она несет энергию холода в организм); консервы; маргарин; синтетические жиры; кофе, традиционный (не лечебный) чай, какао; кока-кола, пепси-кола; подавляющее большинство алкогольных напитков; изделия из белой муки; несвежие, вялые овощи и фрукты; карамель (особенно); практически любые конфеты; кулинарная «вата»; гоголь-моголь; сгущенное, консервированное, порошковое молоко; все пирожные и торты не домашнего приготовления; все шоколадки и сласти типа «Сникерс», «Марс».

Глава 16. Главная ошибка Герберта Шелтона – раздельное питание. Особенно для России и Японии

О раздельном питании, кажется, знают все. Из опрошенных автором знакомых и не очень знакомых людей не оказалось ни одного, не знающего о раздельном питании по Шелтону. У многих есть его книги на эту тему. Да что там книги! Существуют школы раздельного рационального питания. Вот газетное описание одной из таких десятидневных школ: «В это раз они пришли в школу как ученики. Педагоги с немалым стажем сели за парты, чтобы познать азы раздельного питания. Все они такие разные: кто со скептической улыбкой и недоверием, кто с надеждой и верой в чудо, кто просто из любопытства, молодые и пожилые, полные и худые, больные и здоровые. И начался этот необычный урок, точнее ликбез.

Школа раздельного рационального питания…» («Туркменская искра», 10.03.92).

Типичная для нашего времени картина: один, не знающий дела, но уверенный, что знает его, учит многих… своему незнанию.

Заголовки, эпиграфы газетных и журнальных статей ошеломляют неподготовленного читателя: «Мы есть то, что мы едим (неизвестное об известном)»; «Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить» (Сократ) и т.д. и т.п. Все это обрушивается на читателя с целью привлечь его на сторону раздельного питания. А зря!

Автор приобрел две работы Г.М. Шелтона «Правильное сочетание пищевых продуктов» и «Голодание спасет вашу жизнь» в сборнике «Есть чтобы жить, а не жить чтобы есть» («Коллаж», Киев, 1994). В сборнике опубликованы работы только мировых американских авторитетов диетологии: Шелтона, Джарвиса, Уокера, Брэгга. Все это очень впечатляет и очень… оглупляет! Особенно фантастически некорректные заявления Н.В. Уокера («Сырые овощные соки») о роли ферментов (энзимов), но не тех, которые вырабатываются в организме человека и обеспечивают все пищеварительные процессы в нем, а тех, которые поступают в организм извне с семенами и ростками растений («основа жизни!»). Это в стиле «фермента из ананасов», о котором говорилось выше. Или заявления Уокера о существовании органической и неорганической щавелевой кислот и превращении одной в другую. Заодно и яблочной, и лимонной органических и неорганических кислот и их превращениях. Даже американец Дж. Роут («Химия XX века», 1966) не знает таких неорганических кислот, в наших учебниках и справочниках по химии таких неорганических кислот не значится. А ведь наши химики тоже не лыком шиты!

Газеты захватывают читателя, не давая ему одуматься: «Не одно поколение ученых мужей билось над проблемой питания. Что есть и как? В чем сереет здоровья, молодости и красоты? Сотни томов посвящены этим волнующим вопросам, а люди здоровее не становятся. Наоборот…»

«Мы не умеем жить, не знаем возможностей своего организма – это утверждение, кажется, уже не может никого удивить. А вот то, что мы неправильно питаемся, признаться, шокировало. Предвижу ликующие возгласы читателей: «Конечно, неправильно! Жизнь стала дорогой, не все можно себе позволить, не всегда есть мясо в доме!» А вот именно его нам и не нужно. Вреда от него, оказывается, куда больше, чем пользы. Особенно в сочетании с другими привычными, но взаимоисключающими друг друга продуктами: хлебом, картофелем».

Вот это уже оглупление по Шелтону и дальше Шелтона! Однако в приведенной цитате содержаться, как это выясниться ниже, истоки и суть раздельного питания. Они вовсе не связаны с исключением мяса из рациона, а совсем наоборот, оказывают помощь тем, кто привык систематически объедаться мясом и не хочет расставаться с этой вредной привычкой.

Суть раздельного питания Г. Шелтона такова: для переваривания белков (мяса, рыбы, птицы) необходима кислая секреция желудка; для переваривания углеводов (хлеба, круп, сахара) необходима щелочная среда. Зелень, фрукты легко перевариваются организмом в любой среде, поэтому они совместимы как с белками, так и с углеводами. По причине разной среды переваривания белки не совместимы с углеводами. Если эти продукты употребляются в пищу вместе, то часть их не переваривается.

Нельзя, к примеру, есть мясо с картофелем. Сначала следует съесть мясо и только через какое-то время – картофель. Таким образом, достигается безгнилостное пищеварение и исключается самоотравление.

Совершенно очевидно, что подобные доводы в пользу раздельного питания не имеют под собой никаких научных оснований. Имеет место дремучее представление о процессах, протекающих в желудочно-кишечном тракте. Теперь нам особенно полезны научные сведения об этих процессах, приведенные выше.

Кислая среда и ферменты желудочного сока не переваривают мясо, рыбу, птицу в желудке, а только готовят белковую пищу к последующему перевариванию ее, которое позднее происходит не в кислой, а в щелочной среде тонкого кишечника. Основное переваривание углеводов происходит, действительно, в щелочной среде тонкого кишечника (то есть там же, где и основное переваривание белков), а кислая среда желудка прекращает начавшееся во рту переваривание углеводов, и пребывание в кислой среде оказывается для углеводов как бы вынужденным и бесполезным для этого процесса этапом.

Но на замене кислой среды на щелочную после выхода из желудка всякой пищи (и белковой, и углеводной) основан весь механизм действия важнейшего узла желудочно-кишечного тракта – привратника. Кроме того, природа в ходе эволюции не пошла по пути создания для человека двух отдельных пищеварительных трактов (белкового и углеводного), она создала изумительный по красоте «конструктивных» решений пищеварительный тракт человека, тракт единый, белково-углеводный. Расхваливаемые Шелтоном зелень и фрукты – это тоже углеводы и белки, изначально соединенные вместе. С точки зрения раздельного питания, зелень и фрукты следовало бы объявить верхом недозволенно, но у него здесь все наоборот. Можно подумать, что Шелтон работал на фирмы, распространяющие зелень и фрукты.

Особенно важно, что природа не могла обеспечить человеку постоянства состава питания. В историческом плане белковые периоды питания (например, первобытные люди одолели мамонта) сменялись углеводными (растительными) периодами. Наши предки в любой момент времени должны были питаться любой пищей, белковой или углеводной, при любом сочетании белков и углеводов – таковы исторические условия развития человека и его пищеварительной системы. Современные люди унаследовали эту особенность пищеварительной системы. И эта ее белково-углеводная универсальность допускает определенные научно обоснованные рекомендации по улучшению работы такой системы, но не допускает кустарных переделок по Шелтону!

Таким образом, утверждения о необходимости разной среды переваривания для белковой пищи (кислая среда) и углеводной пищи (щелочная среда) исключительно некорректны. Этого не мог не знать доктор медицины и восьми других наук Г.М. Шелтон. Обязан был знать! Тогда в чем же дело? Как могла родиться сама мысль о раздельном питании?

Все дело в экспериментальном характере американской медицины. Экспериментальным путем найденное Шелтоном раздельное питание дало очевидные полезные результаты при лечении больных. И это тоже факт! Но факт этот не понят ни самим Шелтоном, ни его поклонниками.

Теперь мы с вами, уважаемый читатель, просто обязаны разобраться в том, что осталось не понятым Шелтоном и его приверженцами, мы должны внимательно исследовать суть раздельного питания.

Итак, что в теории раздельного питания самое важное? Это постоянно и многократно повторяемая мысль о несовместимости мяса с хлебом и картофелем. Все остальные варианты несовместимости разных продуктов питания второстепенны, не столь принципиальны, как несовместимость мяса с хлебом и картофеля. Это самое главное в теории раздельного питания.

Когда один из специалистов написал: «Привычка настолько затмила мышление исследователей, что они не смогли порвать с диетой, включающей одновременно хлеб, мясо и картофель». Шелтон возразил: «Но гигиенисты не настолько робки. Они не погрязли в традициях и отживших привычках и давно отказались от диеты мясо-хлеб-картофель».

Нет никаких сомнений, что несовместимости мяса с хлебом и картофелем не только не существует, но для миллионов людей это самое здоровое и полезное сочетание продуктов питания, проверенное многими десятилетиями здоровой жизни отдельных людей на протяжении столетий жизни многих поколений.Ясно, что разговоры о несовместимости мяса с хлебом и картофелем теоретически абсурдны. Но почему разъединение в питании мяса и углеводов облегчало положение пациентов Шелтона?

Да кто же они такие, эти пациенты Шелтон, которым полезно раздельное питание? В чем их отличие от обычных людей во многих странах? На этот самый важный сейчас для нас вопрос Шелтон не оставил ответа. Но у нас есть выход. Прекрасное описание тех, кто только и мог быть очевидными пациентами Герберта Шелтона, мы находим у Поля Брэгга в его знаменитой книге «Чудо голодания»: «Я воспитывался на юге, в Вирджинии. Питался ужасно. Девяносто процентов пищи готовилось на сковородке: жареные цыплята, жареная ветчина, бекон, картошка, свинина и жареное мясо всякого рода. Я ел густые сметанные подливки, крем, бисквиты и огромное количество пирожков, пирожных и варенья… Чаще всего мое состояние было далеко от того крепкого здоровья, которое я унаследовал от предков».

Так вот, мы смеем утверждать, что пациентами Шелтона, которым помогало раздельное питание, были люди обеспеченные (бедные люди так не живут), питавшиеся подобно молодому Полю Брэггу, его родителям и членам их семьи.

Главной особенностью этих пациентов было изобилие мясных продуктов в их рационе. Повторяем, это самое главное! Убедить таких пациентов отказаться от изобилия мясных продуктов в ежедневном рационе и от изобилия самого рациона очень трудно. Это сделал для себя Поль Брэгг. Это же он пытался внушить своим пациентам. Герберт Шелтон тоже пропагандировал ограничение рациона, даже голодание, но, видимо, не очень успешно.

Раздельное питание по системе Шелтона

Ниже мы приведем откровенный «крик души» Шелтона по этому поводу. И вот Гербер Шелтон экспериментальным путем обнаружил, что таким пациентам (много мяса в рационе, изобильный рацион вообще) помогает раздельное питание.

При совместном употреблении мяса с хлебом, картофелем часть продуктов не переваривается. Раздельным питанием Шелтон добивался более полного переваривания. Но более полного переваривания чего? Мяса или хлеба с картофелем?

Однако мясо не может мешать перевариванию углеводов. Присутствие мяса в желудке вместе с углеводами уменьшает закисление углеводной пищи, часть кислого содержимого желудка отвлекается на обработку мяса. В дальнейшем, уже в двенадцатиперстной и тощей кишках, это облегчит переваривание углеводов, так как они быстрее ощелочатся. Значит, это не мясо мешает перевариванию углеводов (хлеб, картофель), а совсем наоборот. Только углеводы могут мешать перевариванию мяса.

Читатель вправе возмутиться: с каких это пор углеводы мешают перевариванию мяса? В каких условиях это возможно?

Да, уважаемый читатель, для тех, кто не знает ограничений в мясе и в самом рационе, и может позволять это себе постоянно, для этих людей углеводы могут мешать, но не непосредственно перевариванию мяса в тонком кишечнике, а подготовке мяса в желудке к последующему перевариванию в тонком кишечнике. Соответственно, позднее, в тонком кишечнике такое мясо (в щелочной среде) хуже переваривается, подвергается гнилостным процессам.

Так вот, Гербер Шелтон экспериментально нашел способ улучшить здоровье этих людей (не большинства обычных людей!), практически не уменьшая их изобильного по мясу рациона, сохранив привычный для богатых американцев (особенно южных штатов) рацион. Эти американцы не стали при этом здоровыми в полном смысле этого слова. Но им стало лучше, гниение белкового химуса в кишечнике прекратилось или хотя бы уменьшилось.

В самом деле, в среднем за сутки в желудок выделяется около 2 л желудочного сока. При четырех приемах пищи в день после каждого приема пищи примерно 0,5 л желудочного сока в течение нескольких часов обрабатывают содержимое желудка. Если в желудке только 0,5 кг мяса, то 0,5 л желудочного сока обрабатывают только эти 0,5 кг мяса. Если же в желудке окажутся 0,5 кг мяса и какое-то количество хлеба или картофеля, то хлеб и картофель отвлекают на себя желудочный сок и мясо обрабатывается для последующего переваривания меньшим количеством желудочного сока, а значит, обрабатывается хуже, и в тонком кишечнике часть мясного химуса может оказаться непереваренной. Это возможно при одном важнейшем условии: мяса в желудке всегда должно быть много.

Но даже если допустить, что мяса в желудке всегда много, правильно ли поступал Шелтон, применяя раздельное питание? На этот вопрос может быть только отрицательный ответ! Необходимо снижать количество белков в рационе от «беспредельного» количества, как у пациентов Шелтона, до рациональной нормы, обеспечивающей защиту организма от атеросклероза, т.е. до нормы определяемой физиологическими особенностями организма. Выше, в суточном рационе в 2500 ккал, нами было рекомендовано 100 г белков. Для богатых фермеров Вирджинии это смехотворно мало! Но именно это и следовало делать. При этом вся затея с раздельным питанием сразу же оказывается бесполезной, так как организм человека превосходно переваривает норму белков (и даже больше нормы) и углеводов при совместном их употреблении.

Но раздельное питание, как мы покажем ниже, оказывается еще и вредным, поскольку нарушает ту самую белково-углеводную универсальность пищеварительной системы человека, о которой говорилось раньше.

Раздельным питанием Шелтон облегчал положение неисправимых мясных обжор. Не понимая этого, наши отечественные поклонники раздельного питания одурманивают не знающих мясных излишеств людей своими школами раздельного питания, уроками знатоков биоэнергетических проблем, многочисленными статьями на эту тему.

Опустимся на реальную диетологическую почву России и Японии. «Аргументы и Факты» (№47, 1987) приводят данные («Языком цифр») о потреблении мяса и мясопродуктов в пересчете на мясо (включая сало и субпродукты в натуре) в 1986 году на душу населения:

США

Франция

ФРГ

СССР

Япония

120 кг

106 кг

101 кг

62кг

38 кг

Вывод прост, уважаемый читатель: абсолютному большинству жителей России и Японии при сложившемся уровне потребления мяса в этих странах (ниже биологически обоснованной нормы) невозможно получить того облегчения состояния, которое получал Шелтон, практикуя раздельное питание у многих американских неисправимых мясоедов. Только потому, что практически в России и Японии нет «белковой базы» для деятельности лечебниц раздельного питания по типу организованной Шелтоном в США.

В России и Японии раздельным питанием можно увлекаться только при диетологической неграмотности или от большого безделья.

Да и для мясоедов Америки, думается, нужен другой путь к здоровью, но уж никак не раздельное питание по Шелтону.

А вот и откровение самого Шелтона, прямо адресованное его пациентам из числа неисправимых любителей мяса: «Когда… люди пытаются перейти на новую диету, мы говорим, чтобы они принимали только такое количество пищи, какое требует организм. Но это может иметь такой же результат, как если советовать не мокнуть под дождем тому, кто стоит под ним».

То ли знания, то ли сама жизнь заставляли Г.М. Шелтона оправдываться перед своими читателями: «Читатель должен понять, что я не возражаю против разнообразия пищи. Наоборот, считаю, что нужно это разнообразие. Я только подчеркиваю вред распространенной практики потреблять все это разнообразие пищи в одни прием».

И в то же время Шелтон пишет: «Соответствующим образом приготовленная разнообразная еда гарантирует лучшее питание, чем однообразная».

Остается только удивляться: неужели это тоже Шелтон? Это, скорее, по И.П. Павлову. Но это тоже Шелтон!

Наконец, мы полагаем, что никто в России и Японии не воспринимает раздельное питание по Шелтону как способ из 100 г мяса получить столько же белка, сколько обычные люди получают из 200 г мяса.

Теперь о прямом вреде раздельного питания по Шелтону. Оно не только вносит много неудобств в жизнь людей, но и вырабатывает при систематическом применении условные рефлексы, обеспечивающие мясные и углеводные приемы пищи в определенное время соответствующим ферментным содержанием пищеварительных соков. Стоит только нарушить строжайший порядок в режиме питания, и результат может быть тяжелым. Именно это произошло с известным авиационным моторостроителем академиком А. Микулиным, большим любителем сомнительных новшеств (встряхивания организма, заземление домашней обуви и т.п.). Два года он приучал свой организм к раздельному питанию по белкам и углеводам. Однажды этот режим был нарушен обычным смешанным питанием. Организм ответил выработанным условным рефлексом, и академика увезла машина «скорой помощи».

У обычных людей ответ на пищу бывает соответствующим по ферментному составу, типу, виду, запаху пищи. При раздельном питании в часы приема белковой пищи нельзя принимать углеводную, в часы приема углеводной пищи нельзя принимать белковую. Опасно! У Шелтона в его лечебнице, видимо, был установлен очень твердый порядок. После выписки из лечебницы нарушители порядка снова попадали, скорее всего, к Шелтону. Так создавался миф о «невозможности жить без раздельного питания». Образцово организованный бизнес на диетологической неграмотности людей.

Нормальный человек должен быть готов к любому меню при каждом приеме пищи. Это эволюция, это наша сущность. А как быть с раздельным питанием по Шелтону? Необходимо понимать и помнить, что в ряду многих ошибок Герберта Шелтона раздельное питание – главная ошибка. И не следует ее повторять.

В одном из «Уроков Юрия Андреева» («Санкт-Петербургские ведомости», 16.03.95) делается попытка объявить академика И.П. Павлова основоположником раздельного питания на том основании, что И.П. Павлов доказал изменение ферментного состава пищеварительных соков при изменении вида, состава, запаха пищи. Ю. Андреев даже предъявляет претензию Шелтону по этому поводу. Доказательства И.П. Павлова идут вразрез с положениями раздельного питания, и «патриотизм» Ю. Андреева в данном случае незаслуженно унижает научное наследие великого физиолога.

У раздельного питания по Шелтону есть еще одна сторона вопроса – переход от смешанного питания на «новую, здоровую» практику питания. Г.М. Шелтон: «На основании многолетнего опыта я убедился, что наиболее легким путем перехода от старой, нездоровой практики питания к новой, гигиенической, здоровой является голодание».

Читатель, вероятно, обратил внимание на тот факт, что в этой книге нет ни одной рекомендации использовать для худения так часто навязываемое полным людям голодание. Это принципиальная позиция автора. Доказательства неприятия голодания в целях худения изложены автором в уже упоминавшейся книге «Новое понимание сахарного диабета» (издательство «Лань», Санкт-Петербург, 1997). Глава 5 этой книги называется «Главная ошибка Поля Брэгга – голодание!». В ней излагается позиция автора, повторять которую здесь нецелесообразно. Можно только добавить, что Герберт Шелтон в своей работе «Голодание спасет вашу жизнь» (что само по себе абсурдно) обещает худение (необезвоживание, а именно худение!) на 2,5 фунта ( 1 фунт =409, 5 г ), т.е. более чем на 1 кг в сутки. Читатель ухе хорошо знает, что этого не может быть.

Г. Шелтон, говоря о целях (причинах) голодания, пишет: «…Цель самая важная – очищение организма».

«Ничто, известное человеку, не может сравниться с голоданием как средством усиленного очищения крови и тканей от шлаков». Это заявление Шелтона в высшей степени некорректно. Именно голодание чрезвычайно засоряет кровь кислыми продуктами вынужденного при голодании жирового метаболизма, не обеспеченного при этом инсулином (ацидоз). Темный цвет и очень резкий запах мочи при голодании Г. Шелтон считает «одним из доказательств, что почки во время голодания заняты выделением необычайно большого количества отбросов обмена веществ. Это положение подтверждается повторными исследованиями мочи». Осталось только честно признать, что эти отбросы и созданы голоданием. До голодания их в организме не было!

Глава 16. Главная ошибка Герберта Шелтона – раздельное питание. Особенно для России и Японии

О раздельном питании, кажется, знают все. Из опрошенных автором знакомых и не очень знакомых людей не оказалось ни одного, не знающего о раздельном питании по Шелтону. У многих есть его книги на эту тему. Да что там книги!

Раздельное питание по Герберту Шелтону, меню раздельного питания по Шелтону

Существуют школы раздельного рационального питания. Вот газетное описание одной из таких десятидневных школ: «В это раз они пришли в школу как ученики. Педагоги с немалым стажем сели за парты, чтобы познать азы раздельного питания. Все они такие разные: кто со скептической улыбкой и недоверием, кто с надеждой и верой в чудо, кто просто из любопытства, молодые и пожилые, полные и худые, больные и здоровые. И начался этот необычный урок, точнее ликбез.

Школа раздельного рационального питания…» («Туркменская искра», 10.03.92).

Типичная для нашего времени картина: один, не знающий дела, но уверенный, что знает его, учит многих… своему незнанию.

Заголовки, эпиграфы газетных и журнальных статей ошеломляют неподготовленного читателя: «Мы есть то, что мы едим (неизвестное об известном)»; «Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить» (Сократ) и т.д. и т.п. Все это обрушивается на читателя с целью привлечь его на сторону раздельного питания. А зря!

Автор приобрел две работы Г.М. Шелтона «Правильное сочетание пищевых продуктов» и «Голодание спасет вашу жизнь» в сборнике «Есть чтобы жить, а не жить чтобы есть» («Коллаж», Киев, 1994). В сборнике опубликованы работы только мировых американских авторитетов диетологии: Шелтона, Джарвиса, Уокера, Брэгга. Все это очень впечатляет и очень… оглупляет! Особенно фантастически некорректные заявления Н.В. Уокера («Сырые овощные соки») о роли ферментов (энзимов), но не тех, которые вырабатываются в организме человека и обеспечивают все пищеварительные процессы в нем, а тех, которые поступают в организм извне с семенами и ростками растений («основа жизни!»). Это в стиле «фермента из ананасов», о котором говорилось выше. Или заявления Уокера о существовании органической и неорганической щавелевой кислот и превращении одной в другую. Заодно и яблочной, и лимонной органических и неорганических кислот и их превращениях. Даже американец Дж. Роут («Химия XX века», 1966) не знает таких неорганических кислот, в наших учебниках и справочниках по химии таких неорганических кислот не значится. А ведь наши химики тоже не лыком шиты!

Газеты захватывают читателя, не давая ему одуматься: «Не одно поколение ученых мужей билось над проблемой питания. Что есть и как? В чем сереет здоровья, молодости и красоты? Сотни томов посвящены этим волнующим вопросам, а люди здоровее не становятся. Наоборот…»

«Мы не умеем жить, не знаем возможностей своего организма – это утверждение, кажется, уже не может никого удивить. А вот то, что мы неправильно питаемся, признаться, шокировало. Предвижу ликующие возгласы читателей: «Конечно, неправильно! Жизнь стала дорогой, не все можно себе позволить, не всегда есть мясо в доме!» А вот именно его нам и не нужно. Вреда от него, оказывается, куда больше, чем пользы. Особенно в сочетании с другими привычными, но взаимоисключающими друг друга продуктами: хлебом, картофелем».

Вот это уже оглупление по Шелтону и дальше Шелтона! Однако в приведенной цитате содержаться, как это выясниться ниже, истоки и суть раздельного питания. Они вовсе не связаны с исключением мяса из рациона, а совсем наоборот, оказывают помощь тем, кто привык систематически объедаться мясом и не хочет расставаться с этой вредной привычкой.

Суть раздельного питания Г. Шелтона такова: для переваривания белков (мяса, рыбы, птицы) необходима кислая секреция желудка; для переваривания углеводов (хлеба, круп, сахара) необходима щелочная среда. Зелень, фрукты легко перевариваются организмом в любой среде, поэтому они совместимы как с белками, так и с углеводами. По причине разной среды переваривания белки не совместимы с углеводами. Если эти продукты употребляются в пищу вместе, то часть их не переваривается.

Нельзя, к примеру, есть мясо с картофелем. Сначала следует съесть мясо и только через какое-то время – картофель. Таким образом, достигается безгнилостное пищеварение и исключается самоотравление.

Совершенно очевидно, что подобные доводы в пользу раздельного питания не имеют под собой никаких научных оснований. Имеет место дремучее представление о процессах, протекающих в желудочно-кишечном тракте. Теперь нам особенно полезны научные сведения об этих процессах, приведенные выше.

Кислая среда и ферменты желудочного сока не переваривают мясо, рыбу, птицу в желудке, а только готовят белковую пищу к последующему перевариванию ее, которое позднее происходит не в кислой, а в щелочной среде тонкого кишечника. Основное переваривание углеводов происходит, действительно, в щелочной среде тонкого кишечника (то есть там же, где и основное переваривание белков), а кислая среда желудка прекращает начавшееся во рту переваривание углеводов, и пребывание в кислой среде оказывается для углеводов как бы вынужденным и бесполезным для этого процесса этапом.

Но на замене кислой среды на щелочную после выхода из желудка всякой пищи (и белковой, и углеводной) основан весь механизм действия важнейшего узла желудочно-кишечного тракта – привратника. Кроме того, природа в ходе эволюции не пошла по пути создания для человека двух отдельных пищеварительных трактов (белкового и углеводного), она создала изумительный по красоте «конструктивных» решений пищеварительный тракт человека, тракт единый, белково-углеводный. Расхваливаемые Шелтоном зелень и фрукты – это тоже углеводы и белки, изначально соединенные вместе. С точки зрения раздельного питания, зелень и фрукты следовало бы объявить верхом недозволенно, но у него здесь все наоборот. Можно подумать, что Шелтон работал на фирмы, распространяющие зелень и фрукты.

Особенно важно, что природа не могла обеспечить человеку постоянства состава питания. В историческом плане белковые периоды питания (например, первобытные люди одолели мамонта) сменялись углеводными (растительными) периодами. Наши предки в любой момент времени должны были питаться любой пищей, белковой или углеводной, при любом сочетании белков и углеводов – таковы исторические условия развития человека и его пищеварительной системы. Современные люди унаследовали эту особенность пищеварительной системы. И эта ее белково-углеводная универсальность допускает определенные научно обоснованные рекомендации по улучшению работы такой системы, но не допускает кустарных переделок по Шелтону!

Таким образом, утверждения о необходимости разной среды переваривания для белковой пищи (кислая среда) и углеводной пищи (щелочная среда) исключительно некорректны. Этого не мог не знать доктор медицины и восьми других наук Г.М. Шелтон. Обязан был знать! Тогда в чем же дело? Как могла родиться сама мысль о раздельном питании?

Все дело в экспериментальном характере американской медицины. Экспериментальным путем найденное Шелтоном раздельное питание дало очевидные полезные результаты при лечении больных. И это тоже факт! Но факт этот не понят ни самим Шелтоном, ни его поклонниками.

Теперь мы с вами, уважаемый читатель, просто обязаны разобраться в том, что осталось не понятым Шелтоном и его приверженцами, мы должны внимательно исследовать суть раздельного питания.

Итак, что в теории раздельного питания самое важное? Это постоянно и многократно повторяемая мысль о несовместимости мяса с хлебом и картофелем. Все остальные варианты несовместимости разных продуктов питания второстепенны, не столь принципиальны, как несовместимость мяса с хлебом и картофеля. Это самое главное в теории раздельного питания.

Когда один из специалистов написал: «Привычка настолько затмила мышление исследователей, что они не смогли порвать с диетой, включающей одновременно хлеб, мясо и картофель». Шелтон возразил: «Но гигиенисты не настолько робки. Они не погрязли в традициях и отживших привычках и давно отказались от диеты мясо-хлеб-картофель».

Нет никаких сомнений, что несовместимости мяса с хлебом и картофелем не только не существует, но для миллионов людей это самое здоровое и полезное сочетание продуктов питания, проверенное многими десятилетиями здоровой жизни отдельных людей на протяжении столетий жизни многих поколений.Ясно, что разговоры о несовместимости мяса с хлебом и картофелем теоретически абсурдны. Но почему разъединение в питании мяса и углеводов облегчало положение пациентов Шелтона?

Да кто же они такие, эти пациенты Шелтон, которым полезно раздельное питание? В чем их отличие от обычных людей во многих странах? На этот самый важный сейчас для нас вопрос Шелтон не оставил ответа. Но у нас есть выход. Прекрасное описание тех, кто только и мог быть очевидными пациентами Герберта Шелтона, мы находим у Поля Брэгга в его знаменитой книге «Чудо голодания»: «Я воспитывался на юге, в Вирджинии. Питался ужасно. Девяносто процентов пищи готовилось на сковородке: жареные цыплята, жареная ветчина, бекон, картошка, свинина и жареное мясо всякого рода. Я ел густые сметанные подливки, крем, бисквиты и огромное количество пирожков, пирожных и варенья… Чаще всего мое состояние было далеко от того крепкого здоровья, которое я унаследовал от предков».

Так вот, мы смеем утверждать, что пациентами Шелтона, которым помогало раздельное питание, были люди обеспеченные (бедные люди так не живут), питавшиеся подобно молодому Полю Брэггу, его родителям и членам их семьи.

Главной особенностью этих пациентов было изобилие мясных продуктов в их рационе. Повторяем, это самое главное! Убедить таких пациентов отказаться от изобилия мясных продуктов в ежедневном рационе и от изобилия самого рациона очень трудно. Это сделал для себя Поль Брэгг. Это же он пытался внушить своим пациентам. Герберт Шелтон тоже пропагандировал ограничение рациона, даже голодание, но, видимо, не очень успешно. Ниже мы приведем откровенный «крик души» Шелтона по этому поводу. И вот Гербер Шелтон экспериментальным путем обнаружил, что таким пациентам (много мяса в рационе, изобильный рацион вообще) помогает раздельное питание.

При совместном употреблении мяса с хлебом, картофелем часть продуктов не переваривается. Раздельным питанием Шелтон добивался более полного переваривания. Но более полного переваривания чего? Мяса или хлеба с картофелем?

Однако мясо не может мешать перевариванию углеводов. Присутствие мяса в желудке вместе с углеводами уменьшает закисление углеводной пищи, часть кислого содержимого желудка отвлекается на обработку мяса. В дальнейшем, уже в двенадцатиперстной и тощей кишках, это облегчит переваривание углеводов, так как они быстрее ощелочатся. Значит, это не мясо мешает перевариванию углеводов (хлеб, картофель), а совсем наоборот. Только углеводы могут мешать перевариванию мяса.

Читатель вправе возмутиться: с каких это пор углеводы мешают перевариванию мяса? В каких условиях это возможно?

Да, уважаемый читатель, для тех, кто не знает ограничений в мясе и в самом рационе, и может позволять это себе постоянно, для этих людей углеводы могут мешать, но не непосредственно перевариванию мяса в тонком кишечнике, а подготовке мяса в желудке к последующему перевариванию в тонком кишечнике. Соответственно, позднее, в тонком кишечнике такое мясо (в щелочной среде) хуже переваривается, подвергается гнилостным процессам.

Так вот, Гербер Шелтон экспериментально нашел способ улучшить здоровье этих людей (не большинства обычных людей!), практически не уменьшая их изобильного по мясу рациона, сохранив привычный для богатых американцев (особенно южных штатов) рацион. Эти американцы не стали при этом здоровыми в полном смысле этого слова. Но им стало лучше, гниение белкового химуса в кишечнике прекратилось или хотя бы уменьшилось.

В самом деле, в среднем за сутки в желудок выделяется около 2 л желудочного сока. При четырех приемах пищи в день после каждого приема пищи примерно 0,5 л желудочного сока в течение нескольких часов обрабатывают содержимое желудка. Если в желудке только 0,5 кг мяса, то 0,5 л желудочного сока обрабатывают только эти 0,5 кг мяса. Если же в желудке окажутся 0,5 кг мяса и какое-то количество хлеба или картофеля, то хлеб и картофель отвлекают на себя желудочный сок и мясо обрабатывается для последующего переваривания меньшим количеством желудочного сока, а значит, обрабатывается хуже, и в тонком кишечнике часть мясного химуса может оказаться непереваренной. Это возможно при одном важнейшем условии: мяса в желудке всегда должно быть много.

Но даже если допустить, что мяса в желудке всегда много, правильно ли поступал Шелтон, применяя раздельное питание? На этот вопрос может быть только отрицательный ответ! Необходимо снижать количество белков в рационе от «беспредельного» количества, как у пациентов Шелтона, до рациональной нормы, обеспечивающей защиту организма от атеросклероза, т.е. до нормы определяемой физиологическими особенностями организма. Выше, в суточном рационе в 2500 ккал, нами было рекомендовано 100 г белков. Для богатых фермеров Вирджинии это смехотворно мало! Но именно это и следовало делать. При этом вся затея с раздельным питанием сразу же оказывается бесполезной, так как организм человека превосходно переваривает норму белков (и даже больше нормы) и углеводов при совместном их употреблении.

Но раздельное питание, как мы покажем ниже, оказывается еще и вредным, поскольку нарушает ту самую белково-углеводную универсальность пищеварительной системы человека, о которой говорилось раньше.

Раздельным питанием Шелтон облегчал положение неисправимых мясных обжор. Не понимая этого, наши отечественные поклонники раздельного питания одурманивают не знающих мясных излишеств людей своими школами раздельного питания, уроками знатоков биоэнергетических проблем, многочисленными статьями на эту тему.

Опустимся на реальную диетологическую почву России и Японии. «Аргументы и Факты» (№47, 1987) приводят данные («Языком цифр») о потреблении мяса и мясопродуктов в пересчете на мясо (включая сало и субпродукты в натуре) в 1986 году на душу населения:

США

Франция

ФРГ

СССР

Япония

120 кг

106 кг

101 кг

62кг

38 кг

Вывод прост, уважаемый читатель: абсолютному большинству жителей России и Японии при сложившемся уровне потребления мяса в этих странах (ниже биологически обоснованной нормы) невозможно получить того облегчения состояния, которое получал Шелтон, практикуя раздельное питание у многих американских неисправимых мясоедов. Только потому, что практически в России и Японии нет «белковой базы» для деятельности лечебниц раздельного питания по типу организованной Шелтоном в США.

В России и Японии раздельным питанием можно увлекаться только при диетологической неграмотности или от большого безделья. Да и для мясоедов Америки, думается, нужен другой путь к здоровью, но уж никак не раздельное питание по Шелтону.

А вот и откровение самого Шелтона, прямо адресованное его пациентам из числа неисправимых любителей мяса: «Когда… люди пытаются перейти на новую диету, мы говорим, чтобы они принимали только такое количество пищи, какое требует организм. Но это может иметь такой же результат, как если советовать не мокнуть под дождем тому, кто стоит под ним».

То ли знания, то ли сама жизнь заставляли Г.М. Шелтона оправдываться перед своими читателями: «Читатель должен понять, что я не возражаю против разнообразия пищи. Наоборот, считаю, что нужно это разнообразие. Я только подчеркиваю вред распространенной практики потреблять все это разнообразие пищи в одни прием».

И в то же время Шелтон пишет: «Соответствующим образом приготовленная разнообразная еда гарантирует лучшее питание, чем однообразная».

Остается только удивляться: неужели это тоже Шелтон? Это, скорее, по И.П. Павлову. Но это тоже Шелтон!

Наконец, мы полагаем, что никто в России и Японии не воспринимает раздельное питание по Шелтону как способ из 100 г мяса получить столько же белка, сколько обычные люди получают из 200 г мяса.

Теперь о прямом вреде раздельного питания по Шелтону. Оно не только вносит много неудобств в жизнь людей, но и вырабатывает при систематическом применении условные рефлексы, обеспечивающие мясные и углеводные приемы пищи в определенное время соответствующим ферментным содержанием пищеварительных соков. Стоит только нарушить строжайший порядок в режиме питания, и результат может быть тяжелым. Именно это произошло с известным авиационным моторостроителем академиком А. Микулиным, большим любителем сомнительных новшеств (встряхивания организма, заземление домашней обуви и т.п.). Два года он приучал свой организм к раздельному питанию по белкам и углеводам. Однажды этот режим был нарушен обычным смешанным питанием. Организм ответил выработанным условным рефлексом, и академика увезла машина «скорой помощи».

У обычных людей ответ на пищу бывает соответствующим по ферментному составу, типу, виду, запаху пищи. При раздельном питании в часы приема белковой пищи нельзя принимать углеводную, в часы приема углеводной пищи нельзя принимать белковую. Опасно! У Шелтона в его лечебнице, видимо, был установлен очень твердый порядок. После выписки из лечебницы нарушители порядка снова попадали, скорее всего, к Шелтону. Так создавался миф о «невозможности жить без раздельного питания». Образцово организованный бизнес на диетологической неграмотности людей.

Нормальный человек должен быть готов к любому меню при каждом приеме пищи. Это эволюция, это наша сущность. А как быть с раздельным питанием по Шелтону? Необходимо понимать и помнить, что в ряду многих ошибок Герберта Шелтона раздельное питание – главная ошибка. И не следует ее повторять.

В одном из «Уроков Юрия Андреева» («Санкт-Петербургские ведомости», 16.03.95) делается попытка объявить академика И.П. Павлова основоположником раздельного питания на том основании, что И.П. Павлов доказал изменение ферментного состава пищеварительных соков при изменении вида, состава, запаха пищи. Ю. Андреев даже предъявляет претензию Шелтону по этому поводу. Доказательства И.П. Павлова идут вразрез с положениями раздельного питания, и «патриотизм» Ю. Андреева в данном случае незаслуженно унижает научное наследие великого физиолога.

У раздельного питания по Шелтону есть еще одна сторона вопроса – переход от смешанного питания на «новую, здоровую» практику питания. Г.М. Шелтон: «На основании многолетнего опыта я убедился, что наиболее легким путем перехода от старой, нездоровой практики питания к новой, гигиенической, здоровой является голодание».

Читатель, вероятно, обратил внимание на тот факт, что в этой книге нет ни одной рекомендации использовать для худения так часто навязываемое полным людям голодание. Это принципиальная позиция автора. Доказательства неприятия голодания в целях худения изложены автором в уже упоминавшейся книге «Новое понимание сахарного диабета» (издательство «Лань», Санкт-Петербург, 1997). Глава 5 этой книги называется «Главная ошибка Поля Брэгга – голодание!». В ней излагается позиция автора, повторять которую здесь нецелесообразно. Можно только добавить, что Герберт Шелтон в своей работе «Голодание спасет вашу жизнь» (что само по себе абсурдно) обещает худение (необезвоживание, а именно худение!) на 2,5 фунта ( 1 фунт =409, 5 г ), т.е. более чем на 1 кг в сутки. Читатель ухе хорошо знает, что этого не может быть.

Г. Шелтон, говоря о целях (причинах) голодания, пишет: «…Цель самая важная – очищение организма».

«Ничто, известное человеку, не может сравниться с голоданием как средством усиленного очищения крови и тканей от шлаков». Это заявление Шелтона в высшей степени некорректно. Именно голодание чрезвычайно засоряет кровь кислыми продуктами вынужденного при голодании жирового метаболизма, не обеспеченного при этом инсулином (ацидоз). Темный цвет и очень резкий запах мочи при голодании Г. Шелтон считает «одним из доказательств, что почки во время голодания заняты выделением необычайно большого количества отбросов обмена веществ. Это положение подтверждается повторными исследованиями мочи». Осталось только честно признать, что эти отбросы и созданы голоданием. До голодания их в организме не было!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *