Пол пот Камбоджа

Пол пот Камбоджа

Исраэль Шамир

Пол Пот в народной памяти Камбоджи

Сейчас в Камбодже сезон мансуна – время зелени, прохлады и отдыха. Затоплены рисовые поля на холмистых склонах, едва проходимы леса, где прячутся старые храмы, неспокойное море отпугивает любителей искупаться. Самое время вновь побывать в этой скромной стране, отдыхающей от туристических толп, деловой лихорадки, покойной и тихой. Камбоджийцы заняты добычей креветок, кальмаров и морского окуня. Они вручную выращивают рис, неотравленный гербицидами. Продуктами себя обеспечивают, хватает и на экспорт. Не рай, конечно, но страна живет.

От социализма здесь осталось немного. На принадлежащих китайскому капиталу фабриках десятки тысяч камбоджийских девчонок за 80 долларов в месяц день и ночь штампуют футболки для рынков Америки и Европы.  При первых попытках организовать профсоюз их выбрасывают на улицу.  Нувориши живут в дворцах.  Повсюду можно увидеть лексусы.  Попадаются и ролс-ройсы.  В гавань на экспорт тянется бесконечная вереница лесовозов с драгоценным грузом черного и красного дерева.  Уничтожаются леса, зато обогащаются трейдеры.  В столице множество французских ресторанов.  Представители заграничных НПО получают в минуту месячную зарплату местных рабочих.

 

Немногое напоминает о том штурмовом времени, когда камбоджийцы пытались радикально изменить ход вещей с помощью своей уникально трационалистской, консервативной  крестянской революции под коммунистическим знаменем. То было славное время  Жана Люка Годара и его «Китаянки», когда китайская Культурная революция перевоспитывала партийных бонз в далеких деревнях, и красные кхмеры шли на порочную столицу.  Для социалистического движения это был момент бифуркации:  либо вперед к социализму в духе Мао, либо идти от социализма назад по стопам Москвы.  Красным кхмерам было отмеряно только три года, с 1975 по 1978.

 

Удивительно, но камбоджийцы не поминают лихом то время.  Для нечастого гостя из-за рубежа это поразительное открытие.  Я приехал не для того, чтобы откопать «правду», какой бы она ни была.  Меня интересовала коллективная память этого народа; как  воспринимают камбоджийцы события 70х годов прошлого века; что отложилось в их историческом сознании?  Всемогущая фабрика внушения, созданная Западом, выжгла в нашем воображении образ кровавых коммуняк Кхмер Ружа, пожирающих свой народ на Полях смерти под руководством кошмарного Пол Пота – этого олицетворения безжалостного деспота.

Если верить часто цитируемому американскому профессору Рудольфу  Руммелю, «из приблизительно 7 миллионов ста тысяч населения Камбоджи в 1970… было убито почти три миллиона триста тысяч мужчин, женщин и детей… большинство из которых убили коммунисты Кхмер Ружа».  Если это так, то простой подсчет показывает, что каждые полминуты в Камбодже убивали по одному человеку.

Но вот что странно.  Несмотря на обвинения во множестве геноцидов, по сравнению с 1970 население Камбоджи увеличилось вдвое.   Это можно объяснить либо тем, что обвиняемые в геноциде красные кхмеры были недостаточно хороши в этом деле, либо тем, что их достижения в нем были чудовищно преувеличены. 

Пол Пот, каким его помнят камбоджийцы, был не тираном, а великим патриотом и националистом, любившим культуру и образ жизни своего народа.  Сам он вырос в дворцовом окружении; его тетя была наложницей предыдущего короля.  Он учился в Париже, но, вместо того, чтобы делать деньги и карьеру, вернулся на родину и несколько лет жил с лесными племенами, учась у крестьян.  В нем жило чувство сострадания к простым деревенским жителям, которых грабили городские паразиты-компрадоры.  И он создал армию для защиты крестьян Камбоджи от  властьимущих грабителей.  Пол Пот, человек по-монашески простых нужд, не искал для себя богатства, славы и власти.  Его единственной великой целью было избавить Камбоджу от колониального капитализма, вернуться к традициям деревенской общины и, опираясь на них, построить новую страну.

Его видение отличалось от советского.  Большевики индустриализировали страну, обескровливая крестянство. Пол Пот хотел сначала восстановить деревню и только после этого развивать промышленность для удовлетворения ее потребностей.  Он презирал горожан.  С его точки зрения, от них не было никакой пользы.   Многие из них обслуживали ростовщиков-грабителей – эту отличительную черту постколониальной Камбоджи.   Другие помогали иностранцам грабить свой народ.  Как националист Пол Пот не доверял вьетнамскому и китайскому меньшинству Камбоджи.  Но сильнее всего он ненавидел стяжательство, жадность, страсть к обладанию вещами.   Святой Франциск и Лев Толстой поняли бы его.

 

Камбоджийцы, с которыми я говорил, высмеивали страшилки о коммунистическом Холокосте как западную выдумку.  Они напомнили мне, как это было на самом деле.  Короткая история смутных лет началась в 1970, когда американцы прогнали их законного правителя – короля Сианука и заменили его своей марионеткой – военным диктатором Лон Нолом.   Его подлинным именем была Коррупция.  Приближенные диктатора грабили все, что могли, укрывали награбленное заграницей и перебирались в США.  Ко всему этому добавились американские  бомбардировки.  Крестьяне бежали в леса к партизанам Кхмер Ружа.  Под руководством нескольких выпускников Сорбонны они, в конце концев, вышвырнули из страны Лон Нола и его американских советников.

В 1975 Пол Пот овладел страной, опустошенной американскими бомбардировками, по свирепости не уступавшим дрезденским, и спас ее, по словам моих собеседников.  Авиация США (вспомните Полет валькирий из Апокалипсис сегодня) обрушили на эту бедную страну больше бомб, чем на нацистскую Германию, и покрыла минами все, что осталось.  Когда камбоджийцев принуждают назвать самого большого разрушителя их страны (а они не любители копаться в прошлом), звучит имя профессора Генри Киссинджера, а не товарища Пол Пота. 

 

Пол Пот и его товарищи получили в наследство опустошенную страну.  Обезлюдели деревни; миллионы беженцев наводнили в столицу, спасаясь от американских бомб и мин.  Нищих и голодных, их надо было как-то кормить.  Но из-за бомбардировок, в 1974 рис не сажал никто.  Тогда Пол Пот отдал приказ всем оставить города, чтобы возделывать рисовые поля.  Это было суровое, но необходимое решение.  Через год у камбоджийцев было достаточно риса, чтобы накормить себя и продать зарубеж для импорта необходимых товаров.

Новая Камбоджа (или Кампучия как ее теперь называли)  Пол Пота и его соратников стала кошмаром для элиты, богачей, а также их приспешников.  Но у бедных людей теперь было достаточно еды, и они учились читать и писать.  Что касается массовых убийств, это просто страшилки, утверждали мои собеседники.  Да, победившие крестьяне расстреливали мародеров и шпионов, но по их словам, куда больше людей погибло от американских мин и последовавшей оккупации страны вьетнамцами.

Чтобы выслушать другую сторону, я поехал на Смертоносные поля Чоунг Эка, где находится мемориальный комплекс, где, как утверждается, были убиты и похоронены жертвы красных кхмеров.  Этот хорошо ухоженный зеленый парк километрах в 30 от Пномпеня, с небольшим, но часто посещаемым музеем, представляет собой  камбоджийский Яд Вашем. Мемориальная доска говорит, что два-три раза в месяц красные кхмеры свозили сюда 20-30 задержанных  и многих из них убили.  За три года это составило бы менее двух тысяч убитых.  Но на другой доске написано, что их было более миллиона. Ноам Чомский подсчитал, что число убитых в Камбодже было преувеличено «в тысячу раз».

Режим красных кхмеров: как Пол Пот пришел к власти в Камбодже

 

Нет фотографий убитых.  Вместо этого в скромном музее выставлено несколько простеньких картин, изображающих большого сильного мужчину, убивающего маленького и слабого.  Еще одна доска гласит: «Здесь хранились орудия убийств, но сейчас ничего не осталось» и тому подобные надписи.  Мне это напомнило спонсированные ЦРУ истории о зверствах красных, будь то сталинский террор или украинский голодомор.   Люди, находящиеся сегодня у власти в США, Европе и России, хотят представить любую альтернативу своей власти как кровавую, неспособную или тем и другим вместе. Их особую ненависть вызывают неподкупные революционеры, будь то Робеспьер или Ленин, Сталин или Мао – или Пол Пот. Им больше по душе деятели, которых влечет нажива, и они сажают таких на власть. У американцев есть и особые причины: убийства, совершенные по приказам Пол Пота помогают им скрыть собственные зверства – миллионы жителей Индокитая, которых они уничтожили напалмом, бомбами и пулями.

 

Камбоджийцы говорят, что очень много людей было убито вьетнамцами, напавшими на их страну в 1979, в то время как сами вьетнамцы предпочитают все сваливать на Кхмер Руж.  Но сегодняшнее правительство не одобряет копания в недавней истории страны.  И по серьезной причине. Практически все важные чиновники старше определенного возраста были членами Кхмер Ружа, нередко высокопоставленными.  Кроме того, почти все из них сотрудничали с вьетнамцами. Премьер-министр Хан Сен был командиром в Кхмер Руже, а позднее поддерживал вьетнамскую оккупацию.  Когда вьетнамцы ушли из страны, он остался у власти.

Принц Сианук, отправленный американцами в изгнание, тоже поддерживал Кхмер Руж.  После ухода вьетнамцев он вернулся в свой дворец с его серебрянным храмом Изумрудного Будды.  Трудно поверить, но он еще жив, правда, передал корону сыну – монаху, которому пришлось покинуть монастырь, чтобы занять трон.  Так что и королевская семья предпочитает не ворошить прошлое.  Никто не хочет открыто обсуждать его.  Официальная версия  приписываемых Кхмер Ружу преступлений заняла прочное место в сознании Запада, хотя попытки судить их виновников принесли весьма бедные результаты. 

 

Оглядываясь назад, думается, что Кхмер Руж Пол Пота потерпел поражение во внешней, а не внутренней политике.  Ничего страшного в том, что они отменили деньги, взорвали банки и послали банкиров возделывать рисовые поля.  Хвала им, что избавили свой народ от кровососов – компрадоров и ростовщиков больших городов.  Но руководство Кхмер Ружа ошиблось в оценке соотношения своих сил с Вьетнамом и пошло на обострение, которое Камбодже было не по плечу.  Нанеся поражение США, Вьетнам был в апогее своей силы и не желал терпеть непокорства со стороны младших братьев в Пномпене.  Вьетнамцы планировали создать Индокитайскую Федерацию с Лаосом и Камбоджей под руководством Вьетнама.  Но красные кхмеры упрямо цеплялись за независимость своей страны, и тогда вьетнамцы вторглись в нее и выгнали их.  Для оправдания своей кровавой интервенции Вьетнаму было выгодно раздувать клевету о геноциде.  

Слишком много говорится о зле совершенном режимами, устремленными в будущее, слишком мало о преступлениях сильных мира сего.  Часто ли мы вспоминаем голод в Бенгали, холокост в Хирошиме, трагедию Вьетнама или даже Сабру и Шатилу?  Реставрация капитализма в России убила больше людей, чем строительство социализма, но кто знает об этом?

Сегодня мы можем приступить к осторожному пересмотру смелых попыток построить социалистическое общество в разных странах.  Они предпринимались в тяжелейших условиях, под угрозой интервенции, невзирая на потоки враждебной пропаганды.  И не будем забывать, что если социализм потерпел поражение, то его потерпел и капитализм.  Разница в том, что при капитализме у нас нет будущего,  достойного человека, в то время как социализм продолжает давать надежду на такое будущее для нас и наших детей.

Перевел с английского Валентин Зорин

Исраэль Шамир живет в Москве.  Ему можно написать по адресу:

adam@israelshamir.net

    На июль 2012 года население Камбоджи составляло 14 миллионов 952 тысячи  665 человек. Данные ЦРУ.  Прим. ред.

Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна

Исраэль Шамир

Пол Пот в народной памяти Камбоджи

Сейчас в Камбодже сезон мансуна – время зелени, прохлады и отдыха. Затоплены рисовые поля на холмистых склонах, едва проходимы леса, где прячутся старые храмы, неспокойное море отпугивает любителей искупаться. Самое время вновь побывать в этой скромной стране, отдыхающей от туристических толп, деловой лихорадки, покойной и тихой. Камбоджийцы заняты добычей креветок, кальмаров и морского окуня. Они вручную выращивают рис, неотравленный гербицидами. Продуктами себя обеспечивают, хватает и на экспорт. Не рай, конечно, но страна живет.

От социализма здесь осталось немного. На принадлежащих китайскому капиталу фабриках десятки тысяч камбоджийских девчонок за 80 долларов в месяц день и ночь штампуют футболки для рынков Америки и Европы.  При первых попытках организовать профсоюз их выбрасывают на улицу.  Нувориши живут в дворцах.  Повсюду можно увидеть лексусы.  Попадаются и ролс-ройсы.  В гавань на экспорт тянется бесконечная вереница лесовозов с драгоценным грузом черного и красного дерева.  Уничтожаются леса, зато обогащаются трейдеры.  В столице множество французских ресторанов.  Представители заграничных НПО получают в минуту месячную зарплату местных рабочих.

 

Немногое напоминает о том штурмовом времени, когда камбоджийцы пытались радикально изменить ход вещей с помощью своей уникально трационалистской, консервативной  крестянской революции под коммунистическим знаменем. То было славное время  Жана Люка Годара и его «Китаянки», когда китайская Культурная революция перевоспитывала партийных бонз в далеких деревнях, и красные кхмеры шли на порочную столицу.  Для социалистического движения это был момент бифуркации:  либо вперед к социализму в духе Мао, либо идти от социализма назад по стопам Москвы.  Красным кхмерам было отмеряно только три года, с 1975 по 1978.

 

Удивительно, но камбоджийцы не поминают лихом то время.  Для нечастого гостя из-за рубежа это поразительное открытие.  Я приехал не для того, чтобы откопать «правду», какой бы она ни была.  Меня интересовала коллективная память этого народа; как  воспринимают камбоджийцы события 70х годов прошлого века; что отложилось в их историческом сознании?  Всемогущая фабрика внушения, созданная Западом, выжгла в нашем воображении образ кровавых коммуняк Кхмер Ружа, пожирающих свой народ на Полях смерти под руководством кошмарного Пол Пота – этого олицетворения безжалостного деспота.

Если верить часто цитируемому американскому профессору Рудольфу  Руммелю, «из приблизительно 7 миллионов ста тысяч населения Камбоджи в 1970… было убито почти три миллиона триста тысяч мужчин, женщин и детей… большинство из которых убили коммунисты Кхмер Ружа».  Если это так, то простой подсчет показывает, что каждые полминуты в Камбодже убивали по одному человеку.

Но вот что странно.  Несмотря на обвинения во множестве геноцидов, по сравнению с 1970 население Камбоджи увеличилось вдвое.   Это можно объяснить либо тем, что обвиняемые в геноциде красные кхмеры были недостаточно хороши в этом деле, либо тем, что их достижения в нем были чудовищно преувеличены. 

Пол Пот, каким его помнят камбоджийцы, был не тираном, а великим патриотом и националистом, любившим культуру и образ жизни своего народа.  Сам он вырос в дворцовом окружении; его тетя была наложницей предыдущего короля.  Он учился в Париже, но, вместо того, чтобы делать деньги и карьеру, вернулся на родину и несколько лет жил с лесными племенами, учась у крестьян.  В нем жило чувство сострадания к простым деревенским жителям, которых грабили городские паразиты-компрадоры.  И он создал армию для защиты крестьян Камбоджи от  властьимущих грабителей.  Пол Пот, человек по-монашески простых нужд, не искал для себя богатства, славы и власти.  Его единственной великой целью было избавить Камбоджу от колониального капитализма, вернуться к традициям деревенской общины и, опираясь на них, построить новую страну.

Его видение отличалось от советского.  Большевики индустриализировали страну, обескровливая крестянство. Пол Пот хотел сначала восстановить деревню и только после этого развивать промышленность для удовлетворения ее потребностей.  Он презирал горожан.  С его точки зрения, от них не было никакой пользы.   Многие из них обслуживали ростовщиков-грабителей – эту отличительную черту постколониальной Камбоджи.   Другие помогали иностранцам грабить свой народ.  Как националист Пол Пот не доверял вьетнамскому и китайскому меньшинству Камбоджи.  Но сильнее всего он ненавидел стяжательство, жадность, страсть к обладанию вещами.   Святой Франциск и Лев Толстой поняли бы его.

 

Камбоджийцы, с которыми я говорил, высмеивали страшилки о коммунистическом Холокосте как западную выдумку.  Они напомнили мне, как это было на самом деле.  Короткая история смутных лет началась в 1970, когда американцы прогнали их законного правителя – короля Сианука и заменили его своей марионеткой – военным диктатором Лон Нолом.   Его подлинным именем была Коррупция.  Приближенные диктатора грабили все, что могли, укрывали награбленное заграницей и перебирались в США.  Ко всему этому добавились американские  бомбардировки.  Крестьяне бежали в леса к партизанам Кхмер Ружа.  Под руководством нескольких выпускников Сорбонны они, в конце концев, вышвырнули из страны Лон Нола и его американских советников.

В 1975 Пол Пот овладел страной, опустошенной американскими бомбардировками, по свирепости не уступавшим дрезденским, и спас ее, по словам моих собеседников.  Авиация США (вспомните Полет валькирий из Апокалипсис сегодня) обрушили на эту бедную страну больше бомб, чем на нацистскую Германию, и покрыла минами все, что осталось.  Когда камбоджийцев принуждают назвать самого большого разрушителя их страны (а они не любители копаться в прошлом), звучит имя профессора Генри Киссинджера, а не товарища Пол Пота. 

 

Пол Пот и его товарищи получили в наследство опустошенную страну.  Обезлюдели деревни; миллионы беженцев наводнили в столицу, спасаясь от американских бомб и мин.  Нищих и голодных, их надо было как-то кормить.  Но из-за бомбардировок, в 1974 рис не сажал никто.  Тогда Пол Пот отдал приказ всем оставить города, чтобы возделывать рисовые поля.  Это было суровое, но необходимое решение.  Через год у камбоджийцев было достаточно риса, чтобы накормить себя и продать зарубеж для импорта необходимых товаров.

Новая Камбоджа (или Кампучия как ее теперь называли)  Пол Пота и его соратников стала кошмаром для элиты, богачей, а также их приспешников.  Но у бедных людей теперь было достаточно еды, и они учились читать и писать.  Что касается массовых убийств, это просто страшилки, утверждали мои собеседники.  Да, победившие крестьяне расстреливали мародеров и шпионов, но по их словам, куда больше людей погибло от американских мин и последовавшей оккупации страны вьетнамцами.

Чтобы выслушать другую сторону, я поехал на Смертоносные поля Чоунг Эка, где находится мемориальный комплекс, где, как утверждается, были убиты и похоронены жертвы красных кхмеров.  Этот хорошо ухоженный зеленый парк километрах в 30 от Пномпеня, с небольшим, но часто посещаемым музеем, представляет собой  камбоджийский Яд Вашем. Мемориальная доска говорит, что два-три раза в месяц красные кхмеры свозили сюда 20-30 задержанных  и многих из них убили.  За три года это составило бы менее двух тысяч убитых.  Но на другой доске написано, что их было более миллиона. Ноам Чомский подсчитал, что число убитых в Камбодже было преувеличено «в тысячу раз».

 

Нет фотографий убитых.  Вместо этого в скромном музее выставлено несколько простеньких картин, изображающих большого сильного мужчину, убивающего маленького и слабого.  Еще одна доска гласит: «Здесь хранились орудия убийств, но сейчас ничего не осталось» и тому подобные надписи.  Мне это напомнило спонсированные ЦРУ истории о зверствах красных, будь то сталинский террор или украинский голодомор.   Люди, находящиеся сегодня у власти в США, Европе и России, хотят представить любую альтернативу своей власти как кровавую, неспособную или тем и другим вместе. Их особую ненависть вызывают неподкупные революционеры, будь то Робеспьер или Ленин, Сталин или Мао – или Пол Пот. Им больше по душе деятели, которых влечет нажива, и они сажают таких на власть.

Пол Пот — Кровавый фанатик

У американцев есть и особые причины: убийства, совершенные по приказам Пол Пота помогают им скрыть собственные зверства – миллионы жителей Индокитая, которых они уничтожили напалмом, бомбами и пулями.

 

Камбоджийцы говорят, что очень много людей было убито вьетнамцами, напавшими на их страну в 1979, в то время как сами вьетнамцы предпочитают все сваливать на Кхмер Руж.  Но сегодняшнее правительство не одобряет копания в недавней истории страны.  И по серьезной причине. Практически все важные чиновники старше определенного возраста были членами Кхмер Ружа, нередко высокопоставленными.  Кроме того, почти все из них сотрудничали с вьетнамцами. Премьер-министр Хан Сен был командиром в Кхмер Руже, а позднее поддерживал вьетнамскую оккупацию.  Когда вьетнамцы ушли из страны, он остался у власти.

Принц Сианук, отправленный американцами в изгнание, тоже поддерживал Кхмер Руж.  После ухода вьетнамцев он вернулся в свой дворец с его серебрянным храмом Изумрудного Будды.  Трудно поверить, но он еще жив, правда, передал корону сыну – монаху, которому пришлось покинуть монастырь, чтобы занять трон.  Так что и королевская семья предпочитает не ворошить прошлое.  Никто не хочет открыто обсуждать его.  Официальная версия  приписываемых Кхмер Ружу преступлений заняла прочное место в сознании Запада, хотя попытки судить их виновников принесли весьма бедные результаты. 

 

Оглядываясь назад, думается, что Кхмер Руж Пол Пота потерпел поражение во внешней, а не внутренней политике.  Ничего страшного в том, что они отменили деньги, взорвали банки и послали банкиров возделывать рисовые поля.  Хвала им, что избавили свой народ от кровососов – компрадоров и ростовщиков больших городов.  Но руководство Кхмер Ружа ошиблось в оценке соотношения своих сил с Вьетнамом и пошло на обострение, которое Камбодже было не по плечу.  Нанеся поражение США, Вьетнам был в апогее своей силы и не желал терпеть непокорства со стороны младших братьев в Пномпене.  Вьетнамцы планировали создать Индокитайскую Федерацию с Лаосом и Камбоджей под руководством Вьетнама.  Но красные кхмеры упрямо цеплялись за независимость своей страны, и тогда вьетнамцы вторглись в нее и выгнали их.  Для оправдания своей кровавой интервенции Вьетнаму было выгодно раздувать клевету о геноциде.  

Слишком много говорится о зле совершенном режимами, устремленными в будущее, слишком мало о преступлениях сильных мира сего.  Часто ли мы вспоминаем голод в Бенгали, холокост в Хирошиме, трагедию Вьетнама или даже Сабру и Шатилу?  Реставрация капитализма в России убила больше людей, чем строительство социализма, но кто знает об этом?

Сегодня мы можем приступить к осторожному пересмотру смелых попыток построить социалистическое общество в разных странах.  Они предпринимались в тяжелейших условиях, под угрозой интервенции, невзирая на потоки враждебной пропаганды.  И не будем забывать, что если социализм потерпел поражение, то его потерпел и капитализм.  Разница в том, что при капитализме у нас нет будущего,  достойного человека, в то время как социализм продолжает давать надежду на такое будущее для нас и наших детей.

Перевел с английского Валентин Зорин

Исраэль Шамир живет в Москве.  Ему можно написать по адресу:

adam@israelshamir.net

    На июль 2012 года население Камбоджи составляло 14 миллионов 952 тысячи  665 человек. Данные ЦРУ.  Прим. ред.

Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна

Исраэль Шамир

Пол Пот в народной памяти Камбоджи

Сейчас в Камбодже сезон мансуна – время зелени, прохлады и отдыха. Затоплены рисовые поля на холмистых склонах, едва проходимы леса, где прячутся старые храмы, неспокойное море отпугивает любителей искупаться. Самое время вновь побывать в этой скромной стране, отдыхающей от туристических толп, деловой лихорадки, покойной и тихой. Камбоджийцы заняты добычей креветок, кальмаров и морского окуня. Они вручную выращивают рис, неотравленный гербицидами. Продуктами себя обеспечивают, хватает и на экспорт. Не рай, конечно, но страна живет.

От социализма здесь осталось немного. На принадлежащих китайскому капиталу фабриках десятки тысяч камбоджийских девчонок за 80 долларов в месяц день и ночь штампуют футболки для рынков Америки и Европы.  При первых попытках организовать профсоюз их выбрасывают на улицу.  Нувориши живут в дворцах.  Повсюду можно увидеть лексусы.  Попадаются и ролс-ройсы.  В гавань на экспорт тянется бесконечная вереница лесовозов с драгоценным грузом черного и красного дерева.  Уничтожаются леса, зато обогащаются трейдеры.  В столице множество французских ресторанов.  Представители заграничных НПО получают в минуту месячную зарплату местных рабочих.

 

Немногое напоминает о том штурмовом времени, когда камбоджийцы пытались радикально изменить ход вещей с помощью своей уникально трационалистской, консервативной  крестянской революции под коммунистическим знаменем. То было славное время  Жана Люка Годара и его «Китаянки», когда китайская Культурная революция перевоспитывала партийных бонз в далеких деревнях, и красные кхмеры шли на порочную столицу.  Для социалистического движения это был момент бифуркации:  либо вперед к социализму в духе Мао, либо идти от социализма назад по стопам Москвы.  Красным кхмерам было отмеряно только три года, с 1975 по 1978.

 

Удивительно, но камбоджийцы не поминают лихом то время.  Для нечастого гостя из-за рубежа это поразительное открытие.  Я приехал не для того, чтобы откопать «правду», какой бы она ни была.  Меня интересовала коллективная память этого народа; как  воспринимают камбоджийцы события 70х годов прошлого века; что отложилось в их историческом сознании?  Всемогущая фабрика внушения, созданная Западом, выжгла в нашем воображении образ кровавых коммуняк Кхмер Ружа, пожирающих свой народ на Полях смерти под руководством кошмарного Пол Пота – этого олицетворения безжалостного деспота.

Если верить часто цитируемому американскому профессору Рудольфу  Руммелю, «из приблизительно 7 миллионов ста тысяч населения Камбоджи в 1970… было убито почти три миллиона триста тысяч мужчин, женщин и детей… большинство из которых убили коммунисты Кхмер Ружа».  Если это так, то простой подсчет показывает, что каждые полминуты в Камбодже убивали по одному человеку.

Но вот что странно.  Несмотря на обвинения во множестве геноцидов, по сравнению с 1970 население Камбоджи увеличилось вдвое.   Это можно объяснить либо тем, что обвиняемые в геноциде красные кхмеры были недостаточно хороши в этом деле, либо тем, что их достижения в нем были чудовищно преувеличены. 

Пол Пот, каким его помнят камбоджийцы, был не тираном, а великим патриотом и националистом, любившим культуру и образ жизни своего народа.  Сам он вырос в дворцовом окружении; его тетя была наложницей предыдущего короля.  Он учился в Париже, но, вместо того, чтобы делать деньги и карьеру, вернулся на родину и несколько лет жил с лесными племенами, учась у крестьян.  В нем жило чувство сострадания к простым деревенским жителям, которых грабили городские паразиты-компрадоры.  И он создал армию для защиты крестьян Камбоджи от  властьимущих грабителей.  Пол Пот, человек по-монашески простых нужд, не искал для себя богатства, славы и власти.  Его единственной великой целью было избавить Камбоджу от колониального капитализма, вернуться к традициям деревенской общины и, опираясь на них, построить новую страну.

Его видение отличалось от советского.  Большевики индустриализировали страну, обескровливая крестянство.

Геноцид в Камбодже и режим Пол Пота и Красных кхмеров

Пол Пот хотел сначала восстановить деревню и только после этого развивать промышленность для удовлетворения ее потребностей.  Он презирал горожан.  С его точки зрения, от них не было никакой пользы.   Многие из них обслуживали ростовщиков-грабителей – эту отличительную черту постколониальной Камбоджи.   Другие помогали иностранцам грабить свой народ.  Как националист Пол Пот не доверял вьетнамскому и китайскому меньшинству Камбоджи.  Но сильнее всего он ненавидел стяжательство, жадность, страсть к обладанию вещами.   Святой Франциск и Лев Толстой поняли бы его.

 

Камбоджийцы, с которыми я говорил, высмеивали страшилки о коммунистическом Холокосте как западную выдумку.  Они напомнили мне, как это было на самом деле.  Короткая история смутных лет началась в 1970, когда американцы прогнали их законного правителя – короля Сианука и заменили его своей марионеткой – военным диктатором Лон Нолом.   Его подлинным именем была Коррупция.  Приближенные диктатора грабили все, что могли, укрывали награбленное заграницей и перебирались в США.  Ко всему этому добавились американские  бомбардировки.  Крестьяне бежали в леса к партизанам Кхмер Ружа.  Под руководством нескольких выпускников Сорбонны они, в конце концев, вышвырнули из страны Лон Нола и его американских советников.

В 1975 Пол Пот овладел страной, опустошенной американскими бомбардировками, по свирепости не уступавшим дрезденским, и спас ее, по словам моих собеседников.  Авиация США (вспомните Полет валькирий из Апокалипсис сегодня) обрушили на эту бедную страну больше бомб, чем на нацистскую Германию, и покрыла минами все, что осталось.  Когда камбоджийцев принуждают назвать самого большого разрушителя их страны (а они не любители копаться в прошлом), звучит имя профессора Генри Киссинджера, а не товарища Пол Пота. 

 

Пол Пот и его товарищи получили в наследство опустошенную страну.  Обезлюдели деревни; миллионы беженцев наводнили в столицу, спасаясь от американских бомб и мин.  Нищих и голодных, их надо было как-то кормить.  Но из-за бомбардировок, в 1974 рис не сажал никто.  Тогда Пол Пот отдал приказ всем оставить города, чтобы возделывать рисовые поля.  Это было суровое, но необходимое решение.  Через год у камбоджийцев было достаточно риса, чтобы накормить себя и продать зарубеж для импорта необходимых товаров.

Новая Камбоджа (или Кампучия как ее теперь называли)  Пол Пота и его соратников стала кошмаром для элиты, богачей, а также их приспешников.  Но у бедных людей теперь было достаточно еды, и они учились читать и писать.  Что касается массовых убийств, это просто страшилки, утверждали мои собеседники.  Да, победившие крестьяне расстреливали мародеров и шпионов, но по их словам, куда больше людей погибло от американских мин и последовавшей оккупации страны вьетнамцами.

Чтобы выслушать другую сторону, я поехал на Смертоносные поля Чоунг Эка, где находится мемориальный комплекс, где, как утверждается, были убиты и похоронены жертвы красных кхмеров.  Этот хорошо ухоженный зеленый парк километрах в 30 от Пномпеня, с небольшим, но часто посещаемым музеем, представляет собой  камбоджийский Яд Вашем. Мемориальная доска говорит, что два-три раза в месяц красные кхмеры свозили сюда 20-30 задержанных  и многих из них убили.  За три года это составило бы менее двух тысяч убитых.  Но на другой доске написано, что их было более миллиона. Ноам Чомский подсчитал, что число убитых в Камбодже было преувеличено «в тысячу раз».

 

Нет фотографий убитых.  Вместо этого в скромном музее выставлено несколько простеньких картин, изображающих большого сильного мужчину, убивающего маленького и слабого.  Еще одна доска гласит: «Здесь хранились орудия убийств, но сейчас ничего не осталось» и тому подобные надписи.  Мне это напомнило спонсированные ЦРУ истории о зверствах красных, будь то сталинский террор или украинский голодомор.   Люди, находящиеся сегодня у власти в США, Европе и России, хотят представить любую альтернативу своей власти как кровавую, неспособную или тем и другим вместе. Их особую ненависть вызывают неподкупные революционеры, будь то Робеспьер или Ленин, Сталин или Мао – или Пол Пот. Им больше по душе деятели, которых влечет нажива, и они сажают таких на власть. У американцев есть и особые причины: убийства, совершенные по приказам Пол Пота помогают им скрыть собственные зверства – миллионы жителей Индокитая, которых они уничтожили напалмом, бомбами и пулями.

 

Камбоджийцы говорят, что очень много людей было убито вьетнамцами, напавшими на их страну в 1979, в то время как сами вьетнамцы предпочитают все сваливать на Кхмер Руж.  Но сегодняшнее правительство не одобряет копания в недавней истории страны.  И по серьезной причине. Практически все важные чиновники старше определенного возраста были членами Кхмер Ружа, нередко высокопоставленными.  Кроме того, почти все из них сотрудничали с вьетнамцами. Премьер-министр Хан Сен был командиром в Кхмер Руже, а позднее поддерживал вьетнамскую оккупацию.  Когда вьетнамцы ушли из страны, он остался у власти.

Принц Сианук, отправленный американцами в изгнание, тоже поддерживал Кхмер Руж.  После ухода вьетнамцев он вернулся в свой дворец с его серебрянным храмом Изумрудного Будды.  Трудно поверить, но он еще жив, правда, передал корону сыну – монаху, которому пришлось покинуть монастырь, чтобы занять трон.  Так что и королевская семья предпочитает не ворошить прошлое.  Никто не хочет открыто обсуждать его.  Официальная версия  приписываемых Кхмер Ружу преступлений заняла прочное место в сознании Запада, хотя попытки судить их виновников принесли весьма бедные результаты. 

 

Оглядываясь назад, думается, что Кхмер Руж Пол Пота потерпел поражение во внешней, а не внутренней политике.  Ничего страшного в том, что они отменили деньги, взорвали банки и послали банкиров возделывать рисовые поля.  Хвала им, что избавили свой народ от кровососов – компрадоров и ростовщиков больших городов.  Но руководство Кхмер Ружа ошиблось в оценке соотношения своих сил с Вьетнамом и пошло на обострение, которое Камбодже было не по плечу.  Нанеся поражение США, Вьетнам был в апогее своей силы и не желал терпеть непокорства со стороны младших братьев в Пномпене.  Вьетнамцы планировали создать Индокитайскую Федерацию с Лаосом и Камбоджей под руководством Вьетнама.  Но красные кхмеры упрямо цеплялись за независимость своей страны, и тогда вьетнамцы вторглись в нее и выгнали их.  Для оправдания своей кровавой интервенции Вьетнаму было выгодно раздувать клевету о геноциде.  

Слишком много говорится о зле совершенном режимами, устремленными в будущее, слишком мало о преступлениях сильных мира сего.  Часто ли мы вспоминаем голод в Бенгали, холокост в Хирошиме, трагедию Вьетнама или даже Сабру и Шатилу?  Реставрация капитализма в России убила больше людей, чем строительство социализма, но кто знает об этом?

Сегодня мы можем приступить к осторожному пересмотру смелых попыток построить социалистическое общество в разных странах.  Они предпринимались в тяжелейших условиях, под угрозой интервенции, невзирая на потоки враждебной пропаганды.  И не будем забывать, что если социализм потерпел поражение, то его потерпел и капитализм.  Разница в том, что при капитализме у нас нет будущего,  достойного человека, в то время как социализм продолжает давать надежду на такое будущее для нас и наших детей.

Перевел с английского Валентин Зорин

Исраэль Шамир живет в Москве.  Ему можно написать по адресу:

adam@israelshamir.net

    На июль 2012 года население Камбоджи составляло 14 миллионов 952 тысячи  665 человек. Данные ЦРУ.  Прим. ред.

Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна

Пол Пот и Камбоджа

Подробности Создано 08.11.2012 15:04

Существует интересный афоризм: «Великие люди могут быть деспотичными, но деспоты, очень редко являются великими людьми». Данное высказывание хорошо характеризует Пола Пота (Pol Pot) (1925-1998 гг.) – известного камбоджийского политика и лидера «красных кхмеров».

Настоящее имя будущего премьер-министра Камбоджи (Cambodia) – Салот Сар (Saloth Sar). Он происходил из зажиточной крестьянской семьи. Около трех лет Салот Сар учился в Сорбонне, но из-за неуспеваемости был отчислен. Тем не менее, в 1952 году он стал членом Коммунистической партии Франции. Когда Салот Сар вернулся на родину, то сразу влился в ряды коммунистов Индокитая (Indochina). А уже в 1963 году он лидирует в Коммунистической партии Кампучии (Kampuchea).

Пол Пот и "красные кхмеры".

Крайнее левое течением среди коммунистов Камбоджи представляли «красные кхмеры». Они были выходцами из, так называемых, «красных земель» (горные районы Кампучии). В большинстве это были малограмотные или абсолютно неграмотные молодые крестьяне, что уже успели проявить себя в вооруженных конфликтах. Именно эти люди стали главными сторонниками Салота Сара. В 1975 г. «красные кхмеры» стали победителями в гражданской войне. Во главе нового правительства стал Пол Пот. Именно в то время Салот Сар начал широко использовать упомянутый псевдоним, что являлся сокращением от фр. «politique potentielle» и буквально переводился как «политика возможного».

Пол Пот на фотографии (справа).
 (фото из википедии)

На первый взгляд правительство Пола Пота ставило перед собой благие цели: прекратить разорение крестьян, коррупцию и анархию, ликвидировать зависимость страны от зарубежных стран.

«Красные кхмеры» и «геноцид в Камбодже»

Правда, для решения этих проблем главарь «красных кхмеров» выбрал отнюдь не оригинальный способ, в основе которого лежал принцип грубой силы. Вот только эта сила была умножена на неимоверную жестокость и абсурд.

В стране начался эксперимент по постройке идеального коммунизма, который включал в себя такие меры, как:

переселение городских жителей в сельскую местность;

ликвидация товарно-денежных отношений;

уничтожение большинства государственных институтов и служб;

«отмена» систем образования, науки, медицины и культуры

запрет религии, иностранных книг и языков;

геноцид по национальному и социальному признаку (от иностранцев до камбоджийцев, имевших высшее образование).

Всё перечисленное было только началом. Страна превратилась в сельскохозяйственные коммуны, где рабочий день продолжался 18-20 часов. За исполнением указов новой власти следила армия «красных кхмеров», что без препятствий могла питать и убивать людей. Смертная казнь могла осуществляться за наименьшую провинность. Государство было полностью изолировано от контактов с внешним миром. По разным оценкам, количество жертв террора равняется 1-3 миллиона человек. В тоже время лидеры движения, в том числе и Пол Пот, не хотели открывать свои портреты и имена населению.

Падерие режима Пол Пота и "красных кхмеров" в камбодже

Режим «красных кхмеров» пал в декабре 1978 года. Страну заняли вьетнамские войска. Новое правительство возглавил высокопоставленный камбоджийский полководец – Хенг Самрин (Heng Samrin). Но отряды «красных кхмеров» действовали в стане ещё вначале XXI века. Сам Пол Пот умер в 1998 г. от сердечной недостаточности.

На фотографии: жертвы Пол Пота, точнее — их малая часть.
Музей в Сием Рип.

Фотография: Simon Kerville — kervco ©

Пол Пот – это человек, который больше, чем кто-либо, дискредитировал коммунистическую идею. Не только в Камбодже, но и в целом мире не существовало более бессмысленного и жестокого режима. Тем не менее, когда студентов Пномпеньского университета попросили назвать выдающихся личностей истории Камбоджи, то треть из них отдала первенство Полу Поту. В который раз истина о том, что история мало кого может научить, оправдала себя.

You have no rights to post comments

Исраэль Шамир

Пол Пот в народной памяти Камбоджи

Сейчас в Камбодже сезон мансуна – время зелени, прохлады и отдыха.

Краткая, но поучительная история кампучийских красных кхмеров

Затоплены рисовые поля на холмистых склонах, едва проходимы леса, где прячутся старые храмы, неспокойное море отпугивает любителей искупаться. Самое время вновь побывать в этой скромной стране, отдыхающей от туристических толп, деловой лихорадки, покойной и тихой. Камбоджийцы заняты добычей креветок, кальмаров и морского окуня. Они вручную выращивают рис, неотравленный гербицидами. Продуктами себя обеспечивают, хватает и на экспорт. Не рай, конечно, но страна живет.

От социализма здесь осталось немного. На принадлежащих китайскому капиталу фабриках десятки тысяч камбоджийских девчонок за 80 долларов в месяц день и ночь штампуют футболки для рынков Америки и Европы.  При первых попытках организовать профсоюз их выбрасывают на улицу.  Нувориши живут в дворцах.  Повсюду можно увидеть лексусы.  Попадаются и ролс-ройсы.  В гавань на экспорт тянется бесконечная вереница лесовозов с драгоценным грузом черного и красного дерева.  Уничтожаются леса, зато обогащаются трейдеры.  В столице множество французских ресторанов.  Представители заграничных НПО получают в минуту месячную зарплату местных рабочих.

 

Немногое напоминает о том штурмовом времени, когда камбоджийцы пытались радикально изменить ход вещей с помощью своей уникально трационалистской, консервативной  крестянской революции под коммунистическим знаменем. То было славное время  Жана Люка Годара и его «Китаянки», когда китайская Культурная революция перевоспитывала партийных бонз в далеких деревнях, и красные кхмеры шли на порочную столицу.  Для социалистического движения это был момент бифуркации:  либо вперед к социализму в духе Мао, либо идти от социализма назад по стопам Москвы.  Красным кхмерам было отмеряно только три года, с 1975 по 1978.

 

Удивительно, но камбоджийцы не поминают лихом то время.  Для нечастого гостя из-за рубежа это поразительное открытие.  Я приехал не для того, чтобы откопать «правду», какой бы она ни была.  Меня интересовала коллективная память этого народа; как  воспринимают камбоджийцы события 70х годов прошлого века; что отложилось в их историческом сознании?  Всемогущая фабрика внушения, созданная Западом, выжгла в нашем воображении образ кровавых коммуняк Кхмер Ружа, пожирающих свой народ на Полях смерти под руководством кошмарного Пол Пота – этого олицетворения безжалостного деспота.

Если верить часто цитируемому американскому профессору Рудольфу  Руммелю, «из приблизительно 7 миллионов ста тысяч населения Камбоджи в 1970… было убито почти три миллиона триста тысяч мужчин, женщин и детей… большинство из которых убили коммунисты Кхмер Ружа».  Если это так, то простой подсчет показывает, что каждые полминуты в Камбодже убивали по одному человеку.

Но вот что странно.  Несмотря на обвинения во множестве геноцидов, по сравнению с 1970 население Камбоджи увеличилось вдвое.   Это можно объяснить либо тем, что обвиняемые в геноциде красные кхмеры были недостаточно хороши в этом деле, либо тем, что их достижения в нем были чудовищно преувеличены. 

Пол Пот, каким его помнят камбоджийцы, был не тираном, а великим патриотом и националистом, любившим культуру и образ жизни своего народа.  Сам он вырос в дворцовом окружении; его тетя была наложницей предыдущего короля.  Он учился в Париже, но, вместо того, чтобы делать деньги и карьеру, вернулся на родину и несколько лет жил с лесными племенами, учась у крестьян.  В нем жило чувство сострадания к простым деревенским жителям, которых грабили городские паразиты-компрадоры.  И он создал армию для защиты крестьян Камбоджи от  властьимущих грабителей.  Пол Пот, человек по-монашески простых нужд, не искал для себя богатства, славы и власти.  Его единственной великой целью было избавить Камбоджу от колониального капитализма, вернуться к традициям деревенской общины и, опираясь на них, построить новую страну.

Его видение отличалось от советского.  Большевики индустриализировали страну, обескровливая крестянство. Пол Пот хотел сначала восстановить деревню и только после этого развивать промышленность для удовлетворения ее потребностей.  Он презирал горожан.  С его точки зрения, от них не было никакой пользы.   Многие из них обслуживали ростовщиков-грабителей – эту отличительную черту постколониальной Камбоджи.   Другие помогали иностранцам грабить свой народ.  Как националист Пол Пот не доверял вьетнамскому и китайскому меньшинству Камбоджи.  Но сильнее всего он ненавидел стяжательство, жадность, страсть к обладанию вещами.   Святой Франциск и Лев Толстой поняли бы его.

 

Камбоджийцы, с которыми я говорил, высмеивали страшилки о коммунистическом Холокосте как западную выдумку.  Они напомнили мне, как это было на самом деле.  Короткая история смутных лет началась в 1970, когда американцы прогнали их законного правителя – короля Сианука и заменили его своей марионеткой – военным диктатором Лон Нолом.   Его подлинным именем была Коррупция.  Приближенные диктатора грабили все, что могли, укрывали награбленное заграницей и перебирались в США.  Ко всему этому добавились американские  бомбардировки.  Крестьяне бежали в леса к партизанам Кхмер Ружа.  Под руководством нескольких выпускников Сорбонны они, в конце концев, вышвырнули из страны Лон Нола и его американских советников.

В 1975 Пол Пот овладел страной, опустошенной американскими бомбардировками, по свирепости не уступавшим дрезденским, и спас ее, по словам моих собеседников.  Авиация США (вспомните Полет валькирий из Апокалипсис сегодня) обрушили на эту бедную страну больше бомб, чем на нацистскую Германию, и покрыла минами все, что осталось.  Когда камбоджийцев принуждают назвать самого большого разрушителя их страны (а они не любители копаться в прошлом), звучит имя профессора Генри Киссинджера, а не товарища Пол Пота. 

 

Пол Пот и его товарищи получили в наследство опустошенную страну.  Обезлюдели деревни; миллионы беженцев наводнили в столицу, спасаясь от американских бомб и мин.  Нищих и голодных, их надо было как-то кормить.  Но из-за бомбардировок, в 1974 рис не сажал никто.  Тогда Пол Пот отдал приказ всем оставить города, чтобы возделывать рисовые поля.  Это было суровое, но необходимое решение.  Через год у камбоджийцев было достаточно риса, чтобы накормить себя и продать зарубеж для импорта необходимых товаров.

Новая Камбоджа (или Кампучия как ее теперь называли)  Пол Пота и его соратников стала кошмаром для элиты, богачей, а также их приспешников.  Но у бедных людей теперь было достаточно еды, и они учились читать и писать.  Что касается массовых убийств, это просто страшилки, утверждали мои собеседники.  Да, победившие крестьяне расстреливали мародеров и шпионов, но по их словам, куда больше людей погибло от американских мин и последовавшей оккупации страны вьетнамцами.

Чтобы выслушать другую сторону, я поехал на Смертоносные поля Чоунг Эка, где находится мемориальный комплекс, где, как утверждается, были убиты и похоронены жертвы красных кхмеров.  Этот хорошо ухоженный зеленый парк километрах в 30 от Пномпеня, с небольшим, но часто посещаемым музеем, представляет собой  камбоджийский Яд Вашем. Мемориальная доска говорит, что два-три раза в месяц красные кхмеры свозили сюда 20-30 задержанных  и многих из них убили.  За три года это составило бы менее двух тысяч убитых.  Но на другой доске написано, что их было более миллиона. Ноам Чомский подсчитал, что число убитых в Камбодже было преувеличено «в тысячу раз».

 

Нет фотографий убитых.  Вместо этого в скромном музее выставлено несколько простеньких картин, изображающих большого сильного мужчину, убивающего маленького и слабого.  Еще одна доска гласит: «Здесь хранились орудия убийств, но сейчас ничего не осталось» и тому подобные надписи.  Мне это напомнило спонсированные ЦРУ истории о зверствах красных, будь то сталинский террор или украинский голодомор.   Люди, находящиеся сегодня у власти в США, Европе и России, хотят представить любую альтернативу своей власти как кровавую, неспособную или тем и другим вместе. Их особую ненависть вызывают неподкупные революционеры, будь то Робеспьер или Ленин, Сталин или Мао – или Пол Пот. Им больше по душе деятели, которых влечет нажива, и они сажают таких на власть. У американцев есть и особые причины: убийства, совершенные по приказам Пол Пота помогают им скрыть собственные зверства – миллионы жителей Индокитая, которых они уничтожили напалмом, бомбами и пулями.

 

Камбоджийцы говорят, что очень много людей было убито вьетнамцами, напавшими на их страну в 1979, в то время как сами вьетнамцы предпочитают все сваливать на Кхмер Руж.  Но сегодняшнее правительство не одобряет копания в недавней истории страны.  И по серьезной причине. Практически все важные чиновники старше определенного возраста были членами Кхмер Ружа, нередко высокопоставленными.  Кроме того, почти все из них сотрудничали с вьетнамцами. Премьер-министр Хан Сен был командиром в Кхмер Руже, а позднее поддерживал вьетнамскую оккупацию.  Когда вьетнамцы ушли из страны, он остался у власти.

Принц Сианук, отправленный американцами в изгнание, тоже поддерживал Кхмер Руж.  После ухода вьетнамцев он вернулся в свой дворец с его серебрянным храмом Изумрудного Будды.  Трудно поверить, но он еще жив, правда, передал корону сыну – монаху, которому пришлось покинуть монастырь, чтобы занять трон.  Так что и королевская семья предпочитает не ворошить прошлое.  Никто не хочет открыто обсуждать его.  Официальная версия  приписываемых Кхмер Ружу преступлений заняла прочное место в сознании Запада, хотя попытки судить их виновников принесли весьма бедные результаты. 

 

Оглядываясь назад, думается, что Кхмер Руж Пол Пота потерпел поражение во внешней, а не внутренней политике.  Ничего страшного в том, что они отменили деньги, взорвали банки и послали банкиров возделывать рисовые поля.  Хвала им, что избавили свой народ от кровососов – компрадоров и ростовщиков больших городов.  Но руководство Кхмер Ружа ошиблось в оценке соотношения своих сил с Вьетнамом и пошло на обострение, которое Камбодже было не по плечу.  Нанеся поражение США, Вьетнам был в апогее своей силы и не желал терпеть непокорства со стороны младших братьев в Пномпене.  Вьетнамцы планировали создать Индокитайскую Федерацию с Лаосом и Камбоджей под руководством Вьетнама.  Но красные кхмеры упрямо цеплялись за независимость своей страны, и тогда вьетнамцы вторглись в нее и выгнали их.  Для оправдания своей кровавой интервенции Вьетнаму было выгодно раздувать клевету о геноциде.  

Слишком много говорится о зле совершенном режимами, устремленными в будущее, слишком мало о преступлениях сильных мира сего.  Часто ли мы вспоминаем голод в Бенгали, холокост в Хирошиме, трагедию Вьетнама или даже Сабру и Шатилу?  Реставрация капитализма в России убила больше людей, чем строительство социализма, но кто знает об этом?

Сегодня мы можем приступить к осторожному пересмотру смелых попыток построить социалистическое общество в разных странах.  Они предпринимались в тяжелейших условиях, под угрозой интервенции, невзирая на потоки враждебной пропаганды.  И не будем забывать, что если социализм потерпел поражение, то его потерпел и капитализм.  Разница в том, что при капитализме у нас нет будущего,  достойного человека, в то время как социализм продолжает давать надежду на такое будущее для нас и наших детей.

Перевел с английского Валентин Зорин

[ad010]

Исраэль Шамир живет в Москве.  Ему можно написать по адресу:

adam@israelshamir.net

    На июль 2012 года население Камбоджи составляло 14 миллионов 952 тысячи  665 человек. Данные ЦРУ.  Прим. ред.

Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна

Книга известного польского писателя и журналиста Веслава Гурницкого «Песочные часы» не может никого оставить равнодушным. В ней рассказывается о безмерно трагическом периоде в жизни кампучийского народа — кровавом правлении террористической клики Пол Пота — Иенг Сари — Кхиеу Самфана, трудной борьбе кампучийских патриотов против преступного режима, их исторической победе 7 января 1979 года, открывшей перед истерзанной Кампучией светлые горизонты строительства новой жизни.

В. Гурницкий был в числе зарубежных журналистов, которым довелось одними из первых побывать в Кампучии вскоре после ее освобождения от полпотовского режима. Поэтому его книга, написанная как репортаж с места события, что называется, «по горячим следам», захватывает своей исключительной достоверностью, она напоминает рассказ человека, идущего через еще не рассеявшийся дым только что отгремевшего кровопролитного сражения. Автор стал непосредственным очевидцем того, во что превратилась Кампучия за 3 года и 8 месяцев хозяйничанья палаческого режима, и с присущим ему мастерством писателя-публициста нарисовал потрясающую картину чудовищных преступлений полпотовских временщиков и их бесславного падения.

Вместе с тем человек, пишущий «по горячим следам», при всех достоинствах этого метода всегда сталкивается и с рядом трудностей, главная из которых — недостаток историко-документального материала, в частности в нашем случае — документов полпотовского режима, анализ которых позволил бы с научной точностью определить движущие пружины и мотивы вдохновителей этого современного варианта средневекового варварства. В. Гурницкий, несмотря на эту трудность, тем не менее предпринял весьма интересную, на мой взгляд, попытку выявить генезис, полпотовщины как конкретно-исторического явления, обнаружить ее корни и истоки, проследить процесс ее возникновения и эволюции. Однако недостаток документального материала, что в первые недели после падения этого антинародного режима было вполне объяснимо, не позволил автору избежать некоторых неточностей или спорных утверждений.

В настоящее время мы располагаем значительным количеством достоверной документальной информации, воссоздающей в довольно полном объеме картину развития событий в Кампучии в течение последнего, самого бурного десятилетия ее истории. Наиболее впечатляющие разоблачительные документы были оглашены на открытом судебном процессе над Дол Потом и Иенг Сари, который состоялся в августе 1979 года в Пномпене. В результате тщательно проведенного расследования и на основании многочисленных документов полпотовского режима, показаний свидетелей, вещественных доказательств был составлен Обвинительный акт, раскрывающий действительно противоправный характер правления Пол Пота и его камарильи и всю «механику» их чудовищных преступлений против человечности. В мае 1981 года состоялся IV съезд Народно-революционной партии Кампучии, в документах которого содержится глубокий анализ «полпотовского периода» в истории партии и страны. Наконец, в Советском Союзе, в самой Кампучии, во Вьетнаме, других зарубежных странах за прошедшие три года появилось немало работ научного и политического характера, в которых дана развернутая характеристика полпотовщины как чудовищного социально-политического явления.

Основываясь на этих материалах, я хотел бы предложить вниманию читателей небольшую историческую справку, чтобы с самого начала пролить свет на причины и истоки кампучийской трагедии, о которой повествует книга В. Гурницкого «Песочные часы».

До 1953 года Кампучия, так же как Вьетнам и Лаос, являлась частью французского «Индокитайского союза», Вьетнамский, лаосский и кампучийский народы плечом к плечу вели трудную борьбу против колонизаторов за свое национальное освобождение.

Этой борьбой до 1951 года руководила Коммунистическая партия Индокитая (КЛИК), созданная в феврале 1930 года великим сыном вьетнамского народа Хо Ши Мином. К 1951 году обстановка в Индокитае изменилась. Национально-освободительные революции во Вьетнаме, Лаосе и Кампучии находились на различных этапах развития, что, естественно, ставило перед коммунистами трех стран различные по своему характеру, масштабам и методам решения задачи. В феврале 1951 года на П съезде КПИК было принято решение о разделении этой партии на три самостоятельные. Так возникли Партия трудящихся Вьетнама (ныне — Коммунистическая партия Вьетнама), Народная партия Лаоса (ныне — Народно-революционная партия Лаоса) и Кхмерская народно-революционная партия (ныне — Народно-революционная партия Кампучии — НРПК).

Действуя со дня основания в глубоком подполье, НРПК последовательно выступала в роли политического авангарда патриотических сил Кампучии, поддерживала тесные отношения с вьетнамскими и лаосскими соратниками, координируя с ними борьбу против колонизаторов, за национальное и социальное освобождение. До 1960 года во главе НРПК стоял ветеран национально-освободительной борьбы Сон Нгок Минь. В сентябре 1960 года на II съезде партии ее руководителем был избран коммунист-интернационалист Ту Самут. Съезд принял новую программу, которая соответствовала обстановке, изменившейся после подписания в 1954 году Женевских соглашений и ухода французских колонизаторов из Индокитая.

Но эту программу кампучийским коммунистам не суждено было осуществить. В конце 1953 года в Пномпень из Франции вернулись Пол Пот, Кхиеу Самфан и ряд Других «левых». Лучше ориентируясь в городских условиях, чем ветераны партии, проведшие много лет в партизанских отрядах в джунглях, ловко манипулируя ультрареволюционными лозунгами, они вскоре захватили в свои руки руководство Пномпеньской партийной организацией.

Затем им удалось навязать партии острую дискуссию по жизненно важным вопросам тактической линии. Какая форма борьбы партии после достижения Кампучией национальной независимости должна быть главной — вооруженная или политическая? Поддерживать ли антиимпериалистическую политику тогдашнего правительства Кампучии или бороться против него?

«Красные кхмеры» или страшные истории о Камбодже

Оставаться ли НРПК в составе единого фронта патриотических сил Индокитая или под флагом «независимости и самостоятельности» вести борьбу обособленно? На все эти вопросы Пол Пот давал однозначные ответы: только вооруженная борьба, никакой поддержки правительству, партия должна идти «независимым» курсом.

После II съезда партии Пол Пот стал личным секретарем Ту Самута и, пользуясь своим положением, начал сколачивать антипартийную группу. 27 мая 1962 года Пол Пот и его единомышленники тайно совершили злодейское убийство Ту Самута и некоторых других членов руководства. В 1963 году Пол Пот встал во главе партии и начал перестраивать ее деятельность на левоэкстремистский лад. Ветераны КПИК, все, кто выступал за тесную солидарность с Вьетнамом, Советским Союзом, физически уничтожались. Так, в 1972 году был отравлен находившийся в госпитале Сон Нгок Минь.

18 марта 1970 года к власти в Пномпене в результате государственного переворота пришла проамериканская военная группировка во главе с генералом Лон Нолом. НРПК приняла активное участие в создании Национального единого фронта Кампучии, который возглавил борьбу кампучийского народа против американских ставленников. Вооруженные отряды НРПК стали костяком созданной Армии национального освобождения. Большую помощь в ее формировании, в создании на территории Кампучии освобожденных районов и опорных баз оказали НРПК вьетнамские братья. Патриоты Кампучии нуждались в материальной и политической поддержке Вьетнама, стран социализма, по этой причине до окончания войны Пол Пот и его сторонники не решались открыто демонстрировать свои антивьетнамские, антисоциалистические настроения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *